Популярное
Лучшее

Написать нам

Ваше сообщение
успешно отправленно!
Скоро мы вам ответим.
Наш проект живёт за счёт рекламы. Отключите AdBlock. Мы скажем «Спасибо» и сделаем рекламу интересной.
Хабаровск
Лида Ващенко
05.12.2018
1016
Интервью

Маленький человек о жизни в большом городе: интервью с актёром-карликом

Когда мы готовили статью о паранормальных явлениях в «Магазинах Радости», узнали, что роль ребёнка на видео играл взрослый человек, но очень маленького роста. Актёр, которого они уже не раз привлекали к проектам. Ребята очень тепло отзывались о Максиме Колосе, поэтому мы тоже захотели с ним познакомиться.

Максим быстро ответил на сообщение, и мы договорились о встрече в «Триаде». Пока за стеной шла репетиция, мы разговаривали об искусстве, философском отношении к росту и о любви.​

ПХ: Начну с бестактного вопроса: как вы относитесь к понятию «карлик» или «маленький человек» — для вас это не обидно звучит?

Максим: Люди задают такие вопросы и называют меня по-разному, совершенно просто к ним отношусь и не обижаюсь. Я никогда не был одинок и не сталкивался с открытым негативом, у меня всегда были друзья. Несмотря на рост, я всегда был со всеми наравне, а порой даже лучше.

Кстати, карликовость — заболевание, которого у меня нет. Я абсолютно здоров, просто маленького роста.

​ПХ: Когда я готовилась к нашей встрече, нашла интервью бывшей солистки Little Big, где она жаловалась на излишнее внимание к себе не как к звезде, а как к маленькому человеку.

Максим: Внимание к моей персоне было всегда, ещё с детского сада. Но переизбыток меня не напрягал, я понимал, что это неотъемлемая часть жизни.

Бывает, мне это надоедает, но чаще просто интересно. Был случай, когда ко мне на железнодорожном вокзале в Москве подошли два полицейских. Представились по форме, показали документы, я тогда только сошёл с поезда и сильно напрягся. Оказалось, они просто хотели сфотографироваться.

Фотографироваться со мной хотят очень часто и, наверное, у многих людей из разных регионов есть фото со мной.

​ПХ: Какие трудности встречает человек с низким ростом в нашем городе? Кажется, у нас ничего не приспособлено!

Максим: Почему что-то должно быть приспособлено для человека с маленьким ростом, когда у нас в России вообще ничего ни для кого не приспособлено? Здесь нужно идти от другого: способен ли ты приспособиться к тому, что вокруг тебя? Если ты можешь и хватает на это сил, то ты — молодец, а если нет, то какая разница, какого ты роста.

ПХ: И всё-таки?

Максим: Меня не берут на работу из-за роста в большинство учреждений, не связанных с культурой и творчеством. Не берут менеджером в банк, например, даже консультантом в call-центр, хотя там никто не увидит мой рост.

Меня очень долгое время пытались заманить к себе владельцы театральных кафе: Vdrova, «Султан базар», Harley Davidson. Мне кажется, что это похоже на секту! У их организации много правил, не подчиняющихся законам логики, в которые они строго верят и ни при каких обстоятельствах их не нарушают. И всё похоже на огромное сборище людей, которые поклоняются какому-то единому богу в виде креативных менеджеров и арт-директоров.

​ПХ: А какое у вас образование?

Максим: Я учился на культуролога. Помню, все друзья говорили: «Максим! Почему ты учишься на культуролога? Тебе нужно идти на актёра». А я был очень далек от этого.

ПХ: Чем занимается культуролог?

Максим: Я не знаю (смеётся). Мне кажется, даже в институте мало кто имеет представление об этой специальности. Я, кстати, плохо учился, мне было неинтересно, поэтому сразу после выпуска поступил на режиссёрский.

​ПХ: Вы ставили спектакли или всё же пошли по актёрской стезе?

Максим: Кто вам сказал, что я играю в театре? Это глубокое заблуждение многих людей.

ПХ: Тогда чем вы занимаетесь?

Максим: Вообще, конечно, я работал в частном театре лет пять. Он состоял из актёров разных театров города и выпускников Института культуры. Это группа неравнодушных людей, которые ставят какие-то спектакли, например, детские и продают их в школы, детские сады. Мы сами писали сценарий, шили костюмы, готовились и выступали — так зарабатывали.

ПХ: Так значит всё-таки играли в театре!

Максим: Но я никогда не работал в профессиональном театре. Сейчас я работаю ведущим в квест-шоу «Форт Боярд». Конечно, иногда меня зовут выступить на частные мероприятия. Например, плотно работаю с «Магазинами Радости» уже несколько лет подряд. Мне нравится с ними: классные люди, от них всегда есть эмоциональная отдача. Мы делали несколько мероприятий на Хэллоуин и на 14 февраля.

​Недавно нас с коллегой из «Форта Боярд» позвали на корпоратив на Хэллоуин в «Квартиру Паши Кейзера», тема: психиатрическая больница. Коллега играл роль заведующего, а я — его помощника.

Сейчас открыл агентство «Лучший день» — организация детских праздников в Хабаровске. Уже на Новый год будем поздравлять малышей.

ПХ: Какие роли исполняли? Вам предлагали играть персонажей обычного роста?

Максим: Однажды я пришёл к Вадиму Сергеевичу, руководителю и главному режиссёру театра «Триада», и просил взять меня на работу. У меня были тогда финансовые трудности. Он тогда ответил, что режиссёрам придётся забивать голову тем, как оправдать меня на сцене.

Понимаете, Гамлет может быть любого роста, но как оправдать для зрителя почему он маленький? Вадим Сергеевич обещал подумать, но скоро я сам вернулся и сказал, что мне не нужна роль.

​ПХ: Почему вы передумали?

Максим: Я люблю думать. Понимаете, театр — это не совсем работа, куда приходишь, как в офис утром и уходишь вечером домой. Театр, в первую очередь, — служба. Если ты в театре, значит, ты здесь всегда. Это не для меня.

ПХ: Расскажите о своей семье.

Максим: У меня есть жена и ребёнок. С женой мы познакомились в институте. Я был на втором курсе, когда приехали абитуриенты. Девочки пошли в общежитие знакомиться со студентами. Они ходили, стучались в комнаты и постучались ко мне. Когда открыл дверь, увидел перед собой человека, которого всегда представлял в мечтах. Увидел и испугался, подумал, что надо бы с ней не общаться, но у меня не получилось.

ПХ: Почему не общаться?

Максим: Я решил, что не достоин. Но нас всё равно что-то сводило вместе, и мы подружились. Однажды я ей сказал, что надо завязывать с этой дружбой, потому что не могу от неё отвлечься. А она сказала: «Не отвлекайся».

Потом я бросил институт и улетел в Краснодар открывать праздничное агентство с друзьями. Ей сказал, что вернусь, когда разбогатею, и она обещала ждать. Но в итоге парни, с которыми я поехал, остались там, а я каждый день думал о ней и возвращении домой. В итоге позвонил и сказал, что вылетаю. Но полететь не получилось, и я 9 суток ехал на поезде.

ПХ: Вот это романтика.

Максим: Да, но мне сложно рассказывать о личном. Это же между самыми близкими, а вы статью пишете.

Давайте расскажу, что меня печалит?

Скудная творческая жизнь в Хабаровске. Люди здесь почти ничего не создают, а тянут с запада. И создаётся у нас нездоровая конкуренция и иллюзия того, что всего так много и все такие молодцы. А потом начинаешь копать и понимаешь, что топовые ведущие проводят конкурсы, которые мы проводили ещё в студенческие годы.

У нас думают, что потолка уже достигли. А нет. Конечно, для кого-то потолок может быть метр сорок ростом.

Обсудить материал и оставить комментарии вы можете в наших сообществах в социальных сетях: ВконтактеFacebook или Instagram.

Поделиться с друзьями: