Популярное
Лучшее

Написать нам

Ваше сообщение
успешно отправленно!
Скоро мы вам ответим.
Наш проект живёт за счёт рекламы. Отключите AdBlock. Мы скажем «Спасибо» и сделаем рекламу интересной.
Хабаровск
Сергей Хволынский
26.02.2018
8372
Люди

Как мы придумали «Мускатный кит», киноклуб и много всего

Тима Зарудный и Света Лукьянчук — примерные хабаровчане. Они придумали несколько модных хабаровских брендов, но не ходят по конференциям, набивая себе цену. У них есть киноклуб, квартирки на Airbnb, онлайн-курс и своё мнение о рекламе, блогерах и воровстве логотипов. А ещё кот и дача.

ПХ: Кажется, мы с вами познакомились когда впервые пришли в «Мускатныйкит». Оценили дизайн и брендинг и узнали, что его делали вы. А чем занимались до этого?

Света: Я работала в типографии графическим дизайнером, занималась полиграфией, пока не увлеклась интерьерами. Тогда начала проходить различные курсы, в Москву ездила учиться в Британской высшей школе дизайна. И тут на меня случайно упал первый проект от знакомой. Девушка, с которой я училась, Полина, позвала меня делать дизайн для ресторан «Баффало» в здании «Авеню 57».

Они тогда привезли повара из Москвы, вокруг которого должен был строиться концепт. Только он оказался каким-то странным. Правил всеми, начиная с уборщиц и официантов, заканчивая дизайнерами и строителями. Мне это не нравилось, мы не сходились в идеях. Я слушала их, но всё равно пыталась делать по-своему.

Они заказали аттракцион: быка для родео. Хотели видимо, чтобы на обед к ним приходили дядечки в костюмах, а после пары бокалов лезли на этого быка. Как в американских фильмах. Когда я пришла на открытие, первое, что увидела: полуголые женщины танцуют на баре, а среди гостей какие-то алкоголики. Я посмотрела на атмосферу и подумала, что больше заниматься дизайном не буду, да и после рекомендаций Полины ко мне больше никто не обратится. Но через полгода она сама снова позвала меня заниматься новым проектом, который и стал «Мускатным китом».

Тима: Я всегда работал с текстом. Сначала маркетологом в оптике, а потом в дизайн-студии «Пилигрим» открылась вакансия редактора. Я пришёл туда почти без опыта и постепенно учился.

ПХ: Тима, а почему уволился из «Пилигрима»?

Тима: Я уходил дважды, не по собственному желанию. У них периодически проблемы с деньгами были и мне всё время говорили: «Эй, чувак, ты — самое слабое звено. Давай увольняйся». Тем не менее я благодарен Роме и всем ребятам за работу и учёбу. Уже на фрилансе я поработал с ними на нормальных условиях. После первого увольнения в 2012  году я уехал в Москву и работал там в дизайн-студии Nail, тоже что и Red Keds. Я там проработал 2,5 месяца и вернулся в Хабаровск.

ПХ: Расскажите про разработку концепта «Мускатного кита».

Света: Мне казалось, что после неудачи с «Баффало» ко мне вообще никто не придёт с запросом на интерьер, тем более не ожидала, что вернутся они же. Полина мне позвонила и говорит: «Слушай, мы тут проект открываем Italian urban bistro». Они из Сеула привезли эту идею.

ПХ: Тяжело было заниматься бистро?

Тима: Нет, достаточно кайфовый был проект. Идеи лились, и все эти фразочки придумались быстро. Мы им предложили несколько названий, помимо «Мускатного кита». Например, «Простая еда средиземноморской богемы». Причём вторые два слова должны были стать просто подписью под «Простой едой». До сих пор хотим это название где-то использовать.

Света: Один из учредителей вообще не понимал нас и наши идеи. Если бы не Полина, ничего бы не получилось. Она просто доверяла нашему мнению. Как-то учредитель мне звонит и говорит: «Я всё придумал. Будет «Пикассо». Вместо логотипа его подпись возьмём». Я спрашиваю: «А в интерьер его картины?». Он: «Как ты догадалась?».

Пятна на стене в офисе – следы от разлитого вина, которые решили оставить, как декор

ПХ: Были какие-то ожидания? Сразу думали, что будет модное место?

Света: Не все наши идеи удавалось отстоять. Где-то приходилось уступать и  там получалось, как нам кажется, не очень. Хотя я иногда хитрила: заказывала не то, что хотела Полина, а то, что хочу я.

В последний день перед открытием Полина сказала мне, что я всё сделала плохо, и они рассчитывали на другое. Где-то через неделю она изменила мнение.

ПХ: Сделали крутое место и что потом?

Тима: Мы их до сих пор сопровождаем. Инстаграм ведём. И здесь тоже были споры: они хотели всё контролировать. Им постоянно что-то не нравилось, например, что на фото эклер похож на член (смеётся). Иногда на нас даже давили, угрожая уйти к другим. Например, просили оформить мероприятие за очень небольшую сумму. Когда мы говорили, что это слишком мало для качественной работы, нам отвечали, что тогда позовут тех, кто за такую сумму согласится. Мы даже поругались тогда и уехали в отпуск. Когда вернулись, нас снова попросили заниматься проектом. С тех пор всё хорошо.

ПХ: Какие вообще проекты совместные у вас ещё были?

Света: «Малый кит», «Лагуна», которую толком не реализовали. «Лагуна» — это яхт-клуб 54 года, где «Северные ворота» на набережной. Он был в плохом состоянии, ребята выиграли грант на восстановление памятника архитектуры. Мы всё сделали, но у них резко закончились деньги.

Ещё были «Пока молодой», «Аврора и лис» и «Келди». О них вы разом написали в статье «Пять свежих мест января 2018».

Тима: В «Авроре» мы не всё делали, только название, концепцию и брендинг. Дизайн делала студия RIM, и когда они нас позвали, интерьер был почти сделан. У каждого, и RIM'a в том числе, было своё видение концепции, мы втроём встречались и придумывали логотип, название.

Света: Тогда поняли, что ребята из «Мускатного кита» — самый крутой заказчик. Они знают чего хотят и работают с утра до вечера над этим.

UPD. В предыдущей версии интервью мы неверно высказались про «Аврору и лиса», сказав, что с ними создалось обратное впечатление от работы. Это не так — создатели «Авроры» — молодцы, которые взяли нашу работу и сделали на её основе близкую им концепцию.

Мы пожалели, что не получилось самим довести всё до конца, потому что нам комфортнее работать так, но это не отменяет ценности, цельности и крутости открывшегося ресторана.

Ребята из «Авроры и лиса», извините за то, что нагрубили. Мы не со зла, а потому что молодые и глупые.

Тима: Есть три этапа создания бренда. Первый — название, концепция, второй — логотип и базовый бренд-бук, третий — меню, вывеска, форма персоналу. «Аврора» решили поручить нам только два этапа, а третий сделали сами.

Работа для «Аврора и лис»

ПХ: А самим вам, что нравится в Хабаровске?

Тима: В «Муку» ходим, и нам там нравится. Нравится бар «Счастье», там круто делают коктейли, особенно классику Негрони и Олд фэшн, не во многих заведениях умеют, хотя это базовые вещи.

Света: Мне нравится Le Nuage: там вкусно и атмосфера классная. В «Авроре» мне интерьер нравится. Мне вообще работы RIM'a нравятся. Не квартиры, а общественные пространства.

ПХ: А что по-вашему плохо в Хабаровске?

Света: Это всё субъективно. Мне не нравится «Библиотека», но это не говорит о том, что там плохо. Есть много факторов и бывает один конкретный зацепит так, что на эмоциональном уровне заведение не нравится, хотя в нём много хорошего. Открыли вот «Синнабон» на Муравьёва-Амурского в очень классном месте. Там самое крутое — это окно, а они просто его заклеили.

Что меня больше всего бесит, так это экстерьер города. Кажется, что ответственный за него человек, город не любит и специально уродует.

Проект магазина «Пока молодой»

ПХ: А что вообще каждый из вас делает? За что отвечает?

Тима: Из чего будет состоять проект, придумываю я. Можно сказать, что я в голове создаю интеллектуальный объект. Долго копаюсь в теме, чтобы понять, о чём это будет, для кого и как это может сработать. Когда получается собрать это из картинок, надписей и звуков, мы начинаем создавать. Из моих картинок Света начинает визуализировать, рисовать.

Бывает, наступает момент в работе, когда Света начинает плакать. И всё. Я забираю её файлы, выбираю оттуда, что мне нравится, и мы двигаемся дальше. Раньше меня это добивало, если честно.

Света: Вообще мы же не всё вместе делаем. Если приходят за дизайн-проектами, я сама занимаюсь ими и Тиму не дёргаю. А Тима ещё пишет, сейчас делает свой курс и снимает фильм. Из того, что не касается работы, мы сделали кино-клуб «Напрасная юность».

ПХ: Здесь поподробнее. Что за клуб? Как вы придумали его?

Тима: Мы его втроём придумали с Женей Луковенко, иллюстратором. В прошлом году мы поехали в лагерь для взрослых Саши Костюкова на три дня. Саша привёз проектор, они его днём как-то использовали, а вечером у нас было свободное время, и я предложил посмотреть «Шапито-шоу». Мы его две ночи подряд смотрели: Ялта, лето, взрослые люди тусят. События в фильме пересеклись с лагерем, в котором мы находились. И всё это вдохновило настолько, что мы решили делать кино-клуб в Хабаровске.

Уже во время обсуждения мы придумали концепцию, решили, что будем показывать кино в разных местах города.

Света: Собираемся, пьём чай, лимонад, иногда вино. Обсуждаем фильмы после просмотра и вообще общаемся. Мы не смотрим хиты, например, «Стражи галактики», скорее арт-хаус.

Тима: В Хабаровске мало людей, которые делают что-то интересное. И чаще они знакомы друг с другом только заочно, в инстаграме, иногда пересекаются по работе. Мы подумали, что было бы классно, если бы все могли как-то познакомиться, хотя бы на такой вот площадке.

Флаг киноклуба

ПХ: С кино понятно, а Света сказала, что у Тимы свой курс есть. Я слышал, там 42 письма, ты их присылаешь раз в неделю и стоит это 2500 ₽. Почему так дорого? Это же та же книга из 42 глав, только разбита на письма.

Тима: Для курса это недорого, я считаю. Это для людей, которые хотят научиться делать долговременные проекты. Например, написать книгу или научиться играть на музыкальном инструменте. Я выступаю не как специалист, а как человек, который проходит сейчас этот же путь. У меня тоже есть проекты, которые я пытаюсь делать. Даже этот курс — проект.

Когда писал, вдохновлялся курсом Ильяхова. Мне кажется, что удобно, когда информация дозировано приходит, а не сразу — вот тебе книга, прочитал и забыл. Здесь формат «Делай, пока читаешь». Ещё  есть чат, в котором мы обсуждаем прочитанное, это мотивирует.

ПХ: Света, ты в инстаграме как-то делала подборку логотипов, скопированных у кого-то. Что тебя так задело? Копируют, да и ладно.

Света: Это моя боль. Я считаю, что так делать нехорошо, но кто-то считает иначе. Например, Маша Ракуса говорит: «Вы воруйте за пределами Хабаровска, а у своих воровать не нужно». Её главная мысль, что в мире всё уже придумали и заимствовать чужое не преступление. Но какая разница? Ты воруешь или не воруешь, неважно где!

Когда Маша делала пекарню в «Экодоме», она обращалась к нам за логотипом. Но у нас не было времени и пришлось отказать. Позже я случайно в инстаграме увидела лого пекарни и поняла, что оно украдено. Я зашла в Pinterest, потому что даже знала, у кого украли. Сделала скрин и отправила Маше. Но она нам ничего не ответила. Мы хотели подсказать, вдруг её дизайнеры обманули.

ПХ: А ещё вот вы писали статью про ведение профиля в инстаграме. Довольно агрессивную. Конкурсы — нет, блогеры — нет. Но это же только для «Кита» работает, который и так сам себя рекламирует?

Света: У этого даже есть предыстория. Когда мы с сестрой занимались сумочками, к нам пришли из журнала #RLGN, сказали, что хотят о нас написать за деньги. Мы тогда удивились. Ну что о нас писать? Мы магазин-то не афишировали даже. Но они настаивали, что мы классные и нужно делать материал. После этого у меня сформировалось мнение, что каждый продукт должен быть таким, чтобы он мог сам себя продвигать.

Тима: Ещё мы говорили о том, что не нужно писать заискивающих текстов. Про доброе утро писать постоянно. Что на каждый комментарий обязательно отвечать, мы тоже не согласны. Отрабатывать негатив нужно, если мы действительно совершили ошибку. Есть большой процент неадекватных людей, с которыми лучше вообще не начинать общение.

Света: Мы один раз написали в «БигБро» просто хотели посмотреть, как это сработает. Смысла никакого не было от поста.

Брендинг для кофейни «Келди»

ПХ: А что касается розыгрышей?

Света: Я к розыгрышам нормально отношусь, если они в тему. Мне нравится, что «Пространство» вместе с «Келди» дарят кофе за фото города. Но вот многочисленные розыгрыши с репостами я не понимаю. Кто это репостит? И блогеры, которые это рекламируют. Зачем?

Я не против блогерства как такового. Я против бездумной рекламы и продвижения. Когда люди не включают свой мозг, а смотрят на других. И потом Даша Усик всё рекламирует и Ваня Засухин. Просто должна быть привязка рекламы к тематике блога. Например, кондитер Лена Волкова написала у себя про «Кит», это логично. Она ходит в кафе, покупает там выпечку, сама делала десерты для заведения.

Тима: А когда нет точек соприкосновения, это похоже на проституцию. «Вы мне заплатите просто, и я хорошо напишу». Нужно дружить с блогерами, чтобы они сами хотели про вас рассказывать. Можно и платить, конечно, но тут как договоритесь.

ПХ: А если вы сами что-то сейчас откроете, как вы будете это продвигать?

Света: Мы придём в «Пространство» (смеётся). На самом деле, сейчас есть вопрос о продвижении салона красоты, Тима не имеет к нему отношения. Одно я точно знаю, что всех наших «лидеров мнения» звать не буду. Мы скорее позовём всех своих друзей и друзей друзей, нам кажется, что это атмосфернее и ближе к людям.

ПХ: Света, слышал ещё, что ты делаешь дизайн квартир для себя. Это тоже какой-то твой проект?

Света: У нас есть две квартирки в коммуналке, и я хочу сделать их дизайн и сдавать на Airbnb. Мы с Тимой много путешествуем, снимаем квартиры на их сайте и нам очень нравится эта культура, сервис. Ты въезжаешь, тебе и сок, и воду, и кофе, и кемекс, и вино, и журналы классные. Сейчас доделаю квартирки, мы поживём в каждой, проверим на себе удобство, а потом можно будет сдавать.

В будущем мы хотим сделать для гостей путеводитель по городу, где будут отмечены классные места.

ПХ: Почему вы остаётесь в Хабаровске?

Тима: Мы здесь, потому что это комфортно: у нас тут родители, друзья, дача и кот. Когда можешь путешествовать и работать на себя, классно жить и в Хабаровске. Раньше я беспокоился о некомпетентности, но потом как-то отпустил. Я понял, что можно быть классным и в тусовске даже тут. Интернет — сила, география мало что решает. Например, у меня легко получилось опубликоваться в классных журналах (FurFur, Афиша, Т—Ж, даже для Медузы тест сделал) и съездить в Москву на съёмки промо-видео для агентства Friends.

Света: Мир стал доступным — катай, вдохновляйся. Но в последнее время всё сложнее даётся акклиматизация. Особенно тяжело было после Японии: у меня две недели была депрессия. Едешь в районе Павленко: там рекламы на квадратный километр, как на всю Советскую Гавань, вены вскрыть хочется. А потом ещё читаешь комментарий: «Нафига нам ваша стоянка для велосипедов? Лучше бы для машин сделали». И совсем приуныл.

Но потом забиваешь на это, садишься на велик, берёшь друзей, бутылку вина и всё — холмы и закаты все твои. Красиво у нас, пробок нет, вкусный кофе есть. Родители рядом, кот дома ждёт, базилик на даче растёт — красота. На самом деле, никогда не испытывала этого чувства, когда человек хочет свалить из города и продолжает жить в нём. Ужасное, наверное. А мы так, поворчим, поплачем и вперёд, делать город лучше. Планов много — страдать некогда.

Над материалом также работали: Лидия Ващенко, Марина Никитина

Фото: Алиса Мамонова

Обсудить материал и оставить комментарии вы можете в наших сообществах в социальных сетях: ВконтактеFacebook или Instagram.

Поделиться с друзьями: