Популярное
Лучшее

Написать нам

Ваше сообщение
успешно отправленно!
Скоро мы вам ответим.
Наш проект живёт за счёт рекламы. Отключите AdBlock. Мы скажем «Спасибо» и сделаем рекламу интересной.
Хабаровск
Александр Киняшов
20.02.2015
4486
Еда, Люди

Студент из Японии попробовал русскую кухню и рассказал о своей стране

Мы пригласили японца, студента Токийского университета, в ресторан с русской кухней, чтобы узнать, понравятся ли ему наши обычные блюда. А заодно попробовали найти общий язык и поговорили с ним о России, русских, Хабаровске, хикикомори и аниме.

Фото: Александр Задорожный
Вёрстка: Антон Панков

Вступление  

Хисаши приехал к нам в Хабаровск по программе детского и семейного обмена Youth and Family exchange, координатором которой в Хабаровском крае является школа иностранных языков «Поколение 2000». Ему 21 год. Он учится на экономиста, но при этом хочет стать журналистом или художником аниме. До поездки в Россию Хисаши год жил во Франции, поэтому хорошо знает язык этой страны. В школе иностранных языков он проводит практически весь день. Там он рассказывает о культуре, особенностях и традициях своей страны, показывает, как делать из бумаги различные фигуры (оригами), учит рисовать персонажей из аниме, демонстрирует приёмы из каратэ, поёт с теми, кто хочет выучить японскую азбуку, – в общем, много чего делает. На момент интервью он пробыл в Хабаровске неделю. Русский язык он знает на уровне «спасибо-пожалуйста», поэтому проводили интервью на родном для него языке. 

У нас возникла идея накормить гостя нашего города русской кухней, а заодно и расспросить о том, как ему наша страна. По мере беседы мы его угостили тремя блюдами, в честь которых и дали названия заголовкам.

Винегрет с сельдью  

Россия ассоциируется у японцев с милитаристской, силовой державой. По японскому телевидению её часто показывают как опасную страну, во главе которой стоит человек, служивший в разведке и умеющий хорошо драться. Государство и её правитель в японской культуре воспринимается как одно целое, поэтому образ президента отражается на образе всей страны. К тому же «боевой» глава государства пользуется авторитетом у населения, что тоже влияет на представление о её людях. Но слово «опасность» в японском языке находится ближе к значению «загадочность», чем к чему-то страшному. Именно загадочность в последнее время, по мнению Хисаши, породила бурный интерес у некоторых японцев к русской культуре. Подпитывает этот интерес и то обстоятельство, что Россия располагается очень близко. Например, США находится через океан, но из-за большого влияния западной культуры про эту страну многое известно, а вот про соседнюю Россию, кроме того, что её показывают по телевидению и что до неё махнуть рукой, ничего не известно.

При этом Хисаши отметил, что у японцев больше общего с русскими, чем с американцами, несмотря на сильное влияние последних. Общее он находит в стремлении к коллективизму. Если на Западе культивируется индивидуализм, то в России и в Стране восходящего солнца люди многие вещи делают сообща. Когда Хисаши это объяснял, он использовал слово, которое можно перевести на русский как «соборность» (без религиозного подтекста), или «единение». 

Хисаши был знаком с русскими, так как его мама уже давно состоит в программе по обмену иностранцев и к ним домой несколько раз приезжали граждане нашей страны. Правда, всё равно перед поездкой в Россию он немного побаивался русских из-за образа, который рисуют по телевидению, но когда прилетел в Хабаровск, то с облегчением вздохнул, так как стереотипы оказались всё-таки стереотипами.

После рассказа про Россию Хисаши попробовал винегрет. Он сказал, что впервые видит такое сочетание овощей и рыбы в одном блюде, в его стране такого не встретишь. Такой микст ему понравился. Я его попросил не быть вежливым, и если что-то действительно не понравится, то отказываться, но он сказал, что так и сделает. Следом ему принесли гороховый суп с копчёностями. 

Гороховый суп  

Изначально мы хотели угостить Хисаши борщом. Но из-за того, что он уже был знаком с русскими и пробовал «наш» суп, который, кстати, ему понравился, пришлось искать альтернативу. Добавлю ещё, что я поступил немного подло. Перед тем, как заказать, я спросил у официанта, какие блюда не нравятся гостям из Японии. Мне сказали, что чаще всего они не доедают гороховый суп.

Для Хисаши это блюдо оказалось в новинку. Хотя, если честно, никто из присутствующих на интервью ни разу не пробовал гороховый суп, который подают не в тарелке, а внутри хлеба, что уж говорить о нашем друге из Японии.

Постепенно наш разговор перешёл в кулинарную сферу. Хисаши рассказал, что в Японии практически не встретишь русский ресторан. Наша кухня в его стране непопулярна, в отличие от американских фастфуд-забегаловок, которые заполонили страну. Поэтому его гастрономические познания о России ограничиваются борщом и пирожками, которые готовили ему русские, приезжавшие по обмену. 

Больше всего Хисаши любит суши. После того, как мы ему рассказали, что в Хабаровске много заведений, представляющие японскую кухню, он загорелся идеей побывать в них, чтобы попробовать на вкус то, что готовят наши кулинары. Например, европейские и американские повара, которые приезжали на обучение в Японию, а потом возвращались в свои страны, делали очень хорошие суши. А вот китайские и корейские мастера готовят «ненастоящие» суши, будто они посмотрели рецепт в интернете и сделали всё на свой лад. А что, это неплохая идея для ещё одной статьи – сводить японца в японский ресторан.

Тем временем мой коварный план под названием «гороховый суп» провалился. Хисаши был очень доволен супом. Я ему рассказал о том, что это блюдо не пользуется популярностью у японцев. Он удивился и сказал, что не понимает своих сограждан. По вкусу, кстати, Хисаши добавил, что в его стране что-то подобное есть, но вспомнить название аналога он не смог. 

Пельмени  

Можно долго спорить о принадлежности всех трёх выбранных блюд к истинно русской кухне, но мы ориентировались на то, что они чаще всего ассоциируются с нашими мамами на кухне. Мы попросили Хисаши сравнить пельмени с их японским аналогом – гёдзе. Он сказал, что по вкусу очень близко, но не с японскими гёдзе, а с китайскими.

На третьем блюде разговор ушёл в сторону алкоголя. Юношеский алкоголизм – распространённое явление в их стране. Только Хисаши не использовал слово «алкоголизм», его добавил я. Он говорил, что это нормально – выпивать в студенческие годы. В Японии есть строгий закон, который запрещает употреблять алкоголь до 20 лет. Большинство его соблюдают, но после достижения этого возраста молодёжь обычно уходит во все тяжкие. Ещё «хуже» тем, кто в университете вступает в различные кружки, тогда люди могут пить каждый день. Причём не чураются этим заниматься и спортсмены, которые готовы после тренировки пропустить одну-другую баночку сакэ.

Возле дома Хисаши есть станция, на ней расположено очень много небольших кафешек и магазинчиков, продающих алкоголь. Практически каждый вечер там собирается много молодёжи. Иногда они напиваются до непотребного состояния. Сам Хисаши ни в каких клубах не состоит, поэтому пьёт обычно раз в месяц с друзьями.

Ещё одна проблема в Японии – это хикикомори (буквально «социальная изоляция»). Когда я задавал вопрос о них на русском, Хисаши резко повернулся в мою сторону, засмеялся и переспросил: «Хикикомори?». Вот она, связь двух людей, которые не говорят на общем языке! Я хотел было схватиться за эту соломинку взаимопонимания и продолжить говорить что-то на японском, перебирая в голове фразы из аниме, но ничего, кроме hitori bocchi («одиночество»), произнести не смог, и мы вернулись к диалогу через переводчика.

Хикикомори – это люди, которые не ходят ни на учёбу, ни на работу, ни в магазин – короче, вообще никуда не ходят, сидят дома и живут на деньги своих родителей. По мнению Хисаши, в этом виновата строгая система образования. С детства родители вдалбливают своим детям, что самое важное – это по окончании школы сдать хорошо тесты, чтобы потом поступить в университет. На протяжении всей учёбы молодых японцев натаскивают на эти тесты. Если у кого-то результаты ниже необходимого, на него начинают давить. Появляется неуверенность в себе, которая потом перерождается в острую форму замкнутости. 

Под конец нашей беседы мы поговорили об аниме. Да-да, кому-то это покажется банальным (“Говорить с японцем об аниме? Что за безвкусица!”), но я не мог упустить такой возможности. Любимый сериал Хисаши – Fullmetall Alchemist («Цельнометаллический алхимик»). На этот раз засиять пришлось мне, ведь я услышал знакомое для себя слово! Потом он произнёс ещё пару знакомых названий. Раз вкусы у нас совпадали, то я попросил его посоветовать что-нибудь посмотреть. Он порекомендовал «Атаку Титанов».

Обычно интервью длится около часа, но сегодня беседа шла через переводчика, поэтому стандартное время можно смело умножать на два. К этому моменту стрелки часов уже говорили о том, что продолжительность интервью приближалась к неприличным трём часам. Мы же не президенты, чтобы так долго заседать, поэтому пришлось закругляться. 

Хочется выразить огромную благодарность преподавателю Диане Панченко из школы «Поколение 2000», без которой это интервью не состоялось бы, за перевод. Хисаши, кстати, работает в этой же школе. Он приехал не только для того, чтобы проверить, соответствуют ли действительности стереотипы, но и дать как можно больше информации о наших соседях. Так что, если интересно с ним пообщаться, то смело идите в эту школу.

Обсудить материал и оставить комментарии вы можете в наших сообществах в социальных сетях: ВконтактеFacebook или Instagram.

Поделиться с друзьями: