Популярное
Лучшее

Написать нам

Ваше сообщение
успешно отправленно!
Скоро мы вам ответим.
Наш проект живёт за счёт рекламы. Отключите AdBlock. Мы скажем «Спасибо» и сделаем рекламу интересной.
Хабаровск
Марина Никитина
11.09.2014
2695
Люди

Как прыгнуть с парашютом расскажет та, что сделала это 6000 раз

Елена Парфеновна – парашютист с огромным стажем, создатель центра «Взлёт», где любой желающий может обучиться прыжкам с парашютом и совершить свой первый «полет». О том, как создавался центр, можно ли прыгать, если ты весишь 90 килограмм, сколько людей не решается сделать это после обучения и чем еще интересным занимаются во «Взлёте», читайте в нашем новом интервью с Еленой Ларионовой.

Фото обложки: Василий Ус
Фото: Олег Безгодов
Корректор: Юлия Иванова


ПХ: Расскажите, с чего началось ваше увлечение парашютным спортом, которое магическим образом переросло в открытие «Взлёта»?

Елена Парфеновна: Вообще я никогда не собиралась сама прыгать с парашютом, у меня даже мысли такой не было. После окончания школы в 1974-м я поступила на физмат в тогда еще Хабаровский Педагогический Институт. Физика всегда меня увлекала. Говорят, в жизни все решает случай. Я просто шла по коридору института и увидела очень красивую девушку, которая вешала объявление о приеме в парашютную секцию. Было написано: «Ты узнаешь, что такое небо, как пахнут облака» – звучало очень заманчиво. Когда девушка сказала, что на ее опыте уже 24 прыжка с парашютом, это меня покорило. В итоге вся моя группа (25 физиков) прошла физическую подготовку в этой секции и совершила свой первый прыжок. Это было зимой, и приземлялись мы на снег. Но одним разом не обошлось. На аэродроме была такая атмосфера, что невозможно было удержаться: люди там были совершенно другие, все поддерживали друг друга. К тому же оказалось, что лететь в свободном падении со скоростью 180 км/ч – это невероятное счастье.

После получения первого разряда появилось желание стать мастером спорта. Это мне удалось на 4 году занятий. Для получения звания мастера спорта нужно совершить 5 прыжков с отклонением максимум 5 см от заданной точки приземления, которая сама по величине не больше 3 см. Еще необходимо выполнить в воздухе до раскрытия парашюта комплекс акробатических фигур за 9 секунд.


ПХ: А что стало с вашим увлечением после окончания института?

Елена Парфеновна: Я устроилась преподавателем физики в 7-й интернат. Первым делом директор сказала мне, что я буду Портфельевна из-за моего отчества (Парфёновна). Но как только дети узнали о том, что я занимаюсь парашютным спортом, меня стали звать Парашютисткой. Конечно, с того момента мне стало сложнее все успевать, и не было возможности «прогулять» уроки ради сборов или соревнований. Поэтому, когда мне предложили вступить в сборную команду военно-воздушных сил, я согласилась. Вместо запланированных двух лет я прослужила в армии целых девятнадцать. Несмотря на то, что наша часть находилась в Хабаровске, я почти не видела хабаровскую весну: мы уезжали на сборы в марте, а возвращались поздней осенью.

Даже когда у меня родилась дочь Татьяна, я брала ее с собой на прыжки и сборы: условия для этого всегда создавали. Чаще всего кто-то из старших офицеров играл роль няни. В те годы мы объехали почти всю страну. Наша команда тогда стала рекордсменом мира по купольной акробатике. Для меня это было очень важно. Мы были такими крутыми девчонками, что сборная мира смогла побить наш рекорд только через семь лет.

ПХ: Сколько всего прыжков вы совершили?

Елена Парфеновна: Всего 6158. Меня спрашивают иногда: «А вы что, все записываете?». Конечно, записываем. У спортсмена всегда есть задание, выдается допуск на определенную высоту, а главное, результаты. Только новички просто так прыгают на поле, дальше следуют прыжки на точность, одиночная и групповая акробатика. В группе, например, важно научиться падать с одной скоростью. Это только кажется, что мы летим к земле одинаково. На деле же у каждого разный вес, и это создает сложности. У парашютистов даже есть традиция в дни рождения в свободном падении дарить что-то: мягкую игрушку, иногда даже шампанское, только не цветы (они превращаются в веник, когда долетают до земли).


ПХ: Почему парашютным спорт стоит заниматься?

Елена Парфеновна: Это спорт интересных людей, которые всегда готовы прийти на помощь. Когда дочка сломала позвоночник на фигурном катании, помогали все. А когда она в школе готовилась к первому прыжку, в городе не было парашюта-тандема, его привезли из отряда космонавтов. Это был важный шаг: такой парашют позволил бы и инвалидам, и ветеранам спорта выполнять прыжки.

ПХ: Как в результате все это привело к появлению «Взлёта»?

Елена Парфеновна: В 1998 году я вышла на пенсию из армии, даже не представляла, чем буду заниматься. Мне предложили получить дополнительное образование по Президентской программе, так как я попала под сокращение. Второе высшее я получила в Институте международных отношений по специальности «Менеджер по управлению кадрами и экономикой предприятия». Когда после обучения я подумывала об открытии своего бизнеса, пришла идея сделать большую авиационную школу, где школьники могли бы пройти подготовку, и это было доступно. Уже тогда в ДОСААФ прыжки стали платными, а их стоимость все повышалась так, что обычный студент или старшеклассник не мог себе это позволить. В мое время мы платили членский взнос – 1 рубль 42 копейки в год. Я делала в год 500-700 прыжков. На международных соревнованиях в Тушино мы общались с делегацией из Франции и, конечно, делились количеством прыжков (у меня их тогда было 4500). Они подумали, что я очень богата, потому что во всем мире прыжки платные, а я жила в Советском Союзе. 

Чтобы у «Взлёта» была возможность выживать, мы выбрали такую форму регистрации, как Центр военно-патриотического воспитания, чтобы охватить больше людей и чтобы было основание получить лицензию и договор с ДОСААФ. Еще тогда я поняла, что главное в жизни – наличие друзей и единомышленников. ДОСААФ с легкостью пошел на сотрудничество: я сужу многие соревнования в их авиаспортивном клубе, «Взлёт» проводит достаточно много совместных мероприятий с советом ДОСААФ, на больших праздниках обязательно выступает наш церемониальный отряд, мы проводим показательные выступления спецназа.


ПХ: Кстати, расскажите подробнее о направлениях, которые развиваются на базе «Взлёта»?

Елена Парфеновна: У нас есть церемониальный отряд, скалолазание, пеший и водный туризм, клуб спецназовцев (такие направления ведут люди, служащие в армии, поэтому с переводом тренеров в другие города занятия прерываются). Для меня важно доверить людям жизнь, здоровье, а главное, души ребят. Очень важно, о чем тренер говорит с ними и любит ли он свое дело по-настоящему. Также у нас есть большой добровольческий отряд, файерщики, танцевальная студия, клуб исторической реконструкции и др.

ПХ: А каковы условия допуска к прыжкам с парашютом?

Елена Парфеновна: К нам может прийти любой, достигший 14 лет. Но для самостоятельного прыжка есть ограничения. Прежде всего, нужно быть здоровым, весить не меньше 45 кг, но не больше 100 кг. Потому что парашют все-таки немаленький (83,5 квадратных метров). Чтобы он раскрылся, под ним должно хоть что-то висеть. За обучение инструктору по парашютному спорту перворазники платят 400 руб., а прыжок оплачивают на аэродроме в день прыжка – 2000 руб.  Но всех школьников, вне зависимости от учебного заведения или их участия во «Взлёте», мы учим бесплатно. Обучение проходит 3 дня по два часа в понедельник, среду и пятницу, а в выходные в хорошую погоду осуществляются прыжки.


ПХ: Сколько примерно человек приходит к вам заниматься?

Елена Парфеновна: Как правило, к нам приходит 15-20 человек в неделю. Желающих прыгнуть очень много. В те времена, когда я начинала заниматься парашютным спортом, в Хабаровске прыгал каждый третий. А сейчас каждую субботу на аэродроме около 40 перворазников, которые осуществляют свой первый прыжок. Конечно, хочется сделать это более популярным занятием.


ПХ: А все люди, проходящие обучение, совершают прыжок, или кто-то не решается?

Елена Парфеновна: Знаете, как правило, все. Но, как ни странно, в спорте остаются те, кто вообще никогда не собирался этого делать. Прямо как я. Я в жизни – страшный трус. Не катаюсь на велосипеде и не вожу машину, потому что считаю это опасным занятием. Даже прыжок я могу просчитать до метра, до секунды – там все четко.


ПХ: Возник вопрос: как вы относитесь к роуп- и бейсджампингу?

Елена Парфеновна: Отрицательно. Мои друзья очень сильно травмировались. А я не пробовала и ни за какие коврижки не стану. При всем уважении к рискованности этого увлечения, в нем нет того удовольствия, интереса, который есть в серьезном спорте. Например, в свободном падении в определенный момент – с 20 или 30 раза, может, раньше – ты понимаешь, что летишь, а не падаешь. Каждый находит свое. Я, например, всегда хотела потрогать облака, но они на самом деле не такие приятные. Великолепны прыжки ночью.

ПХ: Многим интересно, каким образом выживают инициативные организации, подобные «Взлёту»? На какие средства?

Елена Парфеновна: Это здание нам передала Администрация города решением Городской Думы за ту работу, которую мы проделали. Нашей молодежи очень были нужны стены, ведь они занимались делом. До этого мы находились на Гоголя в очень маленьком помещении, а людей в наших рядах становилось все больше. Я постоянно ходила в мэрию: расширить локацию нам было необходимо. Мы посмотрели все подвальные помещения в центре. Судоверфь казалась очень далеким местом, когда нам предложили это здание. Бывшие владельцы оставили его в почти непригодном состоянии: они сняли полы, двери, проводку. Но наши парни тогда меня очень поддержали, и мы все отремонтировали самостоятельно.

За аренду этого здания мы не платим. На протяжении всех 10 лет расходы по оплате коммунальных услуг брал на себя Владимир Александрович Алехин, друг моего брата, которого я готовила к прыжкам. Мы вместе сплавлялись по рекам, а его сын занимался у нас. Но время шло, и теперь «Взлёт», ориентированный сначала на ребят из неблагополучных семей, стал местом еще и для для людей, которые живут самостоятельно, имеют работу, свои квартиры, хорошее образование. Они в состоянии делать небольшие членские взносы, которые идут на оплату коммунальных платежей.

Снаряжение мы приобретаем по грантам. Хозяйственные вопросы решаем сами, по очереди убираем. Конечно, этим в основном занимается «актив».

ПХ: В Хабаровске не очень развита система информационного обеспечения молодежи о возможной поддержке их инициатив, грантах и конкурсах. В соседнем Владивостоке был пример конкурса, в котором 15 интересным качественным проектам давали 100000 рублей на развитие. Об этом трубили на каждом шагу, по городу висели баннеры. А где молодой организации в Хабаровске искать поддержку?

Елена Парфеновна: В городе уже много лет проходят конкурсы для спортивных организаций. На сайте Администрации города всегда есть новости о конкурсах. Конечно, список условий и необходимых документов для участия пугает даже меня, не то чтобы молодежь. Однако на базе Администрации есть ресурсный центр, в котором проводят обучающие семинары о том, как правильно подать заявку. В этом году «Взлёт» выиграл конкурс, и у нас тоже будет подобный центр, куда смогут приходить социально-ориентированные некоммерческие организации любой направленности за поддержкой. Причем мы будем сами приглашать их на обучение. Для получения поддержки всегда нужно регистрироваться как юридическое лицо.

На самом деле, конкурсов сейчас достаточно много. Их объявляет Центр Социальных Инициатив, Молодежная палата. Важно узнать и увидеть их, именно поэтому мы хотим работать в этом направлении. Буквально недавно презентовали сайт ресурсного центра, на котором будет вся информация о конкурсах и грантах. о том, как подать заявку и куда идти.

Обсудить материал и оставить комментарии вы можете в наших сообществах в социальных сетях: ВконтактеFacebook или Instagram.

Поделиться с друзьями: