Популярное
Лучшее

Написать нам

Ваше сообщение
успешно отправленно!
Скоро мы вам ответим.
Наш проект живёт за счёт рекламы. Отключите AdBlock. Мы скажем «Спасибо» и сделаем рекламу интересной.
Хабаровск
Сергей Хволынский
21.07.2017
2997
Люди

Будет вкусно: Валентина Олексенко о жизни и работе

До личного знакомства с Валентиной мне казалось, что это очень серьёзный человек с ярким чувством собственной важности. Она постоянно мелькает на ТВ, принимает участие в самых масштабных мероприятиях края и рекламирует, например, жилой комплекс. В жизни Валя оказалась очень лёгкой и открытой. Несмотря на занятость, она всегда уделяла мне минуту, спрашивала, как дела, и поддерживала. В один момент я понял, что знаю её уже давно, но очень поверхностно, чтобы исправить ситуацию, пригласил Валю на обед для разговора по душам.

Сергей: Многие до сих пор воспринимают тебя как голову из телевизора. Сколько лет ты работаешь на ТВ и чем занималась до этого?

Валентина: На телевидении я работаю с 2003 года. Всё время до этого я занималась попытками попасть в телевизор (смеётся). В 1994 году я училась в школе в Чегдомыне, летом приехала в хабаровский лагерь на образовательную смену, посвящённую журналистике. Активных ребят наградили поездкой в студию ДВТРК, куда нас повезла Софья Епифанова. Тогда она была стажёром, а сейчас мы работаем вместе.

Совершенно осознанно с 12 лет я знала, где хочу работать и кем.

Сергей: Потом, наверное, ты пошла учиться на журфак? 

Валентина: Я очень хотела работать на ТВ и считала, что для этого нужны актёрское мастерство и другие навыки, поэтому стремилась поступить в Институт культуры. Но направление на поступление в отделе культуры Верхнебуреинсокго района мне не дали. Да и родители были против: «Сначала нужно получить нормальную профессию, а потом можешь идти заниматься телевидением».

Так как у меня в семье все — инженеры в лесной или строительной области, я, переступив через себя, поступила в Политен на «Экономику в строительстве». Но скоро стало понятно, что в Политене тоже можно развиваться в творческом плане: я играла в КВН, выступала на Студенческих вёснах, занималась в студии художественного слова.

Мечта, можно сказать, сама ко мне пришла. В студии художественного слова кинули клич, что на радио ищут голос для погоды, рекламы и т. д. Нас собрали вместе, прослушали, всем дали какие-то рекомендации, что подтянуть, над чем работать. Я переживала, что меня пропустили, но в самый последний момент услышала: «А ты завтра в эфир!». На следующий день меня привели в студию к мальчику, который должен был стажировать, в этот день ему исполнялось 18 лет, и я была его подарком (смеётся). Мальчика зовут Миша Никитин, сейчас он – лидер группы UP’рель, думаю, слышали.

Он свалил на меня все свои эфиры по выходным. Пять дней в неделю я училась и работала в Комитете по делам молодёжи, а по выходным вставала в шесть утра и с булочкой и кефиром в руках бежала на эфир, который начинался в семь.

Сергей: Как берут людей на ТВ? Какие есть критерии?

Валентина: Я попала на ТВ, когда в крае запускалось первое утреннее шоу. Сначала прошлись по радийщикам, потому что важен поставленый голос и умение чувствовать себя уверенно в эфире, а это не так просто, как кажется со стороны.

Я прошла пробы, как мне сказали, потому что мои реакции были искренними: я не пыталась подавить в себе волнение или удивление, чтобы удержать лицо. И моими напарником снова поставили Мишу Никитина.

Буквально через пару месяцев на меня свалилась рубрика «Кушать подано». Тогда это была только рубрика в рамках утреннего шоу «Губернии», и мы готовили только завтраки. Мне было 20, и я была таким смешным поварёнком в чепчике.

Программа снималась несколько лет у меня дома.

Сергей: Ведущий пришёл на работу ему дали текст, он его рассказал и пошёл домой искать рекламные контракты. Чем занимается ведущий помимо этого?

Валентина: На самом деле, многие говорят: «Какая кайфовая у тебя работа, приходишь, тебя накрасили, дали одежду, посадили красивую в кадр. Поулыбалась и пошла спать». Нет, ребят. Для начала нужно лет восемь повставать в пятом часу утра (смеётся).

Как только заканчиваются съёмки, мы тут же начинаем подготовку к следующим. Общаемся с гостями, обсуждаем, что будем готовить, какая есть посуда, пишем сценарий, работаем со спонсорами. Иногда в программе я готовлю сама. Для этого мы выбираем рецепты, закупаем продукты. Конечно, я делаю это не одна, это неправильно. Есть человек, который помогает с уборкой и встречей гостей.

За время работы я вела около 14 разных проектов. Была программа «Валентиновы дни», когда я два часа работала в прямом эфире. Это невероятно сложная работа, когда нужно слышать три голоса одновременно: себя, гостя и редактора в наушнике. Подготовка к таким программам более глобальная.

Когда моего папу стали узнавать, потому что он — мой отец, он сказал: «Да, пожалуй, неплохая у тебя профессия».

Сергей: Как у тебя менялось отношение к работе за все эти годы? 14 лет работать только на ТВ сложно. Почему ты не выгораешь?

Валентина: У меня был период жизни, когда я пять дней в неделю вела «Утро с губернией». Я отводила субботнюю программу (1-2 часа прямого эфира) и в воскресенье приходила писать сценарий эфира на понедельник. То есть работала без выходных, это было классно, но жить так много лет подряд – сложно. Сейчас я работаю на эфирах 3-4 раза в неделю, в остальные дни занимаюсь другими видами деятельности, поэтому эффекта выгорания не чувствую. То есть я всё также работаю без выходных, но делаю разнообразные вещи.

Не могу сказать что это хорошо. Отдых – это искусство, которое я только постигаю. Пока не очень успешно: в спа хожу, как на работу. Помогаю им с ведением Instagram, прибегаю что-то обсудить и тут же ложусь на массаж. У меня растёт дочка, и я хочу научиться гулять с ней не по расписанию: в 13:00 у нас кино, в 15:00 прогулка по прудам, а в 16:00 чай, скорее-скорее.

Чувство тревожности и постоянное желание держать руку на пульсе — это моё. Это я приобрела на ТВ.

Сергей: Чем ты занимаешься в дни, когда у тебя нет съёмок?

Валентина: Сначала помогала знакомым советом, где лучше рекламироваться. Просила показать рекламный ролик, а он был такой, что жалко их становилось. Я садилась писать им сценарий, подтягивала оператора, занималась режиссурой. А в результате понимала, что сама всё организовала.

Так я стала заниматься всем что, связано с медиа и ивентами. Сейчас мы с командой создаём рекламные ролики, организуем мероприятия, продвигаем профили в Instagram, я веду мероприятия лично.

Чем хороши мероприятия и живое ведение? Ты получаешь мгновенный отклик. Сразу понимаешь, что нравится людям, а что не зашло. Это хороший инструмент для совершенствования телеведущего. Например, когда принимаешь участие в организации Дня железнодорожника и видишь реакцию людей на свою работу: 6000 человек с замиранием сердца смотрят на салют, синхронизорованный с живой музыкой. В такие моменты испытываешь настоящий кайф.

Сергей: Как ты добилась всего этого? 

Валентина: Только контакты, только встречи и только общение. Если ты сам не ищешь контактов с людьми – не сможешь развиваться. Почти все мои проекты выросли из случайных встреч.

В 2013 году я организовывала Кубок губернатора по кикбоксингу с участием Бату Хасикова. Там нас заметили и пригласили принять участие в организации чемпионата по хоккею с мячом. Одни контакты всегда цепляются за другие.

Сергей: Так много всего делаешь, было желание всё бросить? 

Валентина: Бывают дни, когда все проблемы наслаиваются друг на друга. Мне сразу хочется залезть под одеяло и побыть одной. Иногда я сажусь в машину, еду на смотровую площадку и под громкую музыку реву от души. Говорю себе: «Я ничего больше не хочу. Буду жить как обычная девочка: работать с девяти до шести и варить борщи». Меня хватает на 6-7 минут, потом успокаиваюсь, говорю себе: «Это не про меня», — и еду работать дальше.

Сергей: А почему это не про тебя? 

Валентина: У меня уже был такой опыт, когда я ушла в декрет. Решила сосредоточиться на доме и быте. Для меня это был какой-то день сурка без активной мозговой и эмоциональной деятельности. Было очень некомфортно.

Через полтора месяца я вышла на работу. В интернете долго обсуждали, хорошая ли я мать, что вернулась в эфир так скоро. Это было очень болезненно, но семья меня поддержала: «Ребёнку нужна счастливая мама с горящими глазами». Телекомпания тоже помогла: мне предоставили удобное время для эфиров и дали возможность выполнять часть работы дома.

Такой опыт был полезен. Каждый раз, когда мне хочется взвыть от количества работы, я вспоминаю то состояние. И сразу соглашаюсь работать пять недель без выходных.

Сергей: Мы с тобой работали по проектам в социальных сетях, размещали рекламу в твоём профиле и отдача была очень хорошей. Что ты делала, чтобы раскрутиться и набрать 29 тысяч подписчиков? 

Валентина: Очень многие думают, что у меня раскрученный инстаграм, потому что я работаю на ТВ. Но это не совсем так. На экране никогда не упоминали мой профиль, да и аудитория «Будет вкусно» чуть старше, чем мои подписчики. Люди, конечно, меня находят по имени, но удержать читателя — это моя работа, а не ТВ. Если люди остаются, значит, им интересно.

Сколько будет стоить твоё фото с вэйпом а-ля Даша Усик?

Сергей: А как ты их удерживаешь? 

Валентина: Специально я ничего не делала. Пользуюсь основным принципом: честность со своей аудиторией. У меня очень быстро меняется настроение, и я не стесняюсь делиться им, даже если мне грустно. Наверное, это и притягивает людей. Ещё я стараюсь публиковать полезную информацию. Например, недавно ездила в Корею и публиковала много полезных советов и рекомендаций с хэштегом #мандариновое_путешествие.

После посещения твоей SMM-конференции я поняла, что даже личным блогом можно заниматься более профессионально, но пока не хватает времени на это. Хочется больше профессиональных фото. И чтобы люди знали меня не только как телеведущую, но и общественного деятеля, маму.

Сергей: У тебя бывали проблемы с рекламой и рекламодателями в профиле? 

Валентина: Одно время меня атаковали вэйперы. А я не хотела их рекламировать: это не моя аудитория и не вяжется с моим образом. Когда мне в очередной раз написали «Сколько будет стоить твоё фото с вэйпом а-ля Даша Усик?». Я ляпнула: 40 тысяч рублей. А мне: «Окей». Потом долго пыталась объяснить, что пошутила.

Иногда возникает недопонимание. Меня нередко обвиняли в звёздности, потому что я не хотела рекламировать какие-то товары. Ресницы, ногти, и когда отказывалась работать за еду.

Сергей: Столько дел, работа без выходных. Дальше так и будет? 

Валентина: Хочу больше структурировать и делегировать. Неправильно, когда твой уровень ответственности растёт, а ты всё ещё пытаешься контролировать всё сам. У меня появляются помощники, которых я учу и люблю.

Не люблю, когда крышечки на кремах завёрнуты неровно, когда открыта дверь в спальню и чай без молока.

Валентина: Главное, к чему я буду стремиться, — возможность свободно быть со своим семьёй. У нас с дочкой есть традиции. Например, в один выходной мы устраиваем пижамную вечеринку: заказываем пиццу, танцуем и обнимаемся. Есть день ничегонеделания, когда я не веду её в сад, мы собираемся и куда-нибудь едем отдыхать. Мне в такие моменты тяжело быть не на связи, ребёнок иногда дёргает меня: «Убери уже этот телефон». Хочется чуть больше полагаться на команду, чтобы осталось время для семьи.

Я привыкла ни от кого не зависеть и стоять на своих ногах. У меня была возможность уехать в Москву и попробовать свои силы на федеральных каналах. Но так получилось, что я помогаю родителям, так же, как они в своё время помогали мне, поэтому не могу позволить себе нестабильность. У меня был опыт, когда я была вынуждена жить по чужим правилам. Потом произошли перемены, жизнь стала другой, и я начала строить её по-своему.

Обсудить материал и оставить комментарии вы можете в наших сообществах в социальных сетях: ВконтактеFacebook или Instagram.

Поделиться с друзьями: