Популярное
Лучшее

Написать нам

Ваше сообщение
успешно отправленно!
Скоро мы вам ответим.
Наш проект живёт за счёт рекламы. Отключите AdBlock. Мы скажем «Спасибо» и сделаем рекламу интересной.
Хабаровск
Ольга Нижникова
20.04.2016
2136
Люди, Свадьба

Жизнь в цветах: интервью с основательницей мастерской Shabby

Основательница мастерской цветов и декора Ирина Шестакова рассказала о том, каково работать в чужой праздник, сколько стоят цветы и почему она отказалась от стабильности в жизни.

Фото: Роман Лавров

С Ирой мы познакомились ещё в 2012 году, когда я впервые увидела её проект со стильными фотосессиями, где она выступала декоратором. В конце того же года она готовила фотопроект для журнала, в котором я работала. Я ненавидела и одновременно восхищалась ею за перфекционизм и внимание к деталям.

А сегодня могу прийти к ней в гости в мастерскую и заворожённо смотреть на её работу. Ира успевает принять нескольких посетителей, ответить на десяток звонков, принять заказы, отдать заказы... Я не знаю, сколько ей лет, и как она остаётся такой обворожительно-улыбчивой даже, когда очень устала. Но уверена, что где-то здесь замешана особая флористическая магия.

Ира: Я много раз рассказывала, как стала флористом-декоратором. С детства мечтала быть дизайнером, но мама убедила получить «нормальную специальность». Тем более родилась я в городе с населением 30 тысяч человек, учиться дизайну там было негде. После 9 класса пошла в железнодорожный техникум, потом в ДВГУПС, работала, чтобы оплачивать учёбу по специальности «Системы передачи информации». Устроилась инженером: хорошая зарплата, график с 8 до 17, обед по расписанию... Но я физически не могла жить без творчества, начинала ненавидеть свою должность и коллектив. Кто-то живёт так всю жизнь, но я не смогла. Вышла замуж, настало время декрета, и я уже понимала, что не вернусь на прежнее место. Во время «сидения» со своей малышкой общалась со многими творческими людьми,  мы даже вместе делали проекты преображения девушек для журнала «Лучшее в Хабаровске». Меня затянуло в творческую тусовку.

Она много смеётся и часто улыбается. Я с настороженностью отношусь к «вечной улыбке» (журналистский цинизм даёт о себе знать), но здесь расслабляюсь. Иру я бы описала одним словом «искренность».

Оля (ПХ): Но почему цветы? Это ведь сложно, дорого...

Ира: Давно хотела ими заниматься, но боялась себе в этом признаться. Когда живёшь в маленьком городе, видишь только рыночные киоски с обёрткой из фольгированной бумаги и тремя видами роз. В те годы интернета почти нигде не было, поэтому мне было сложно даже представить, что можно по-другому. После приезда в Хабаровск я поняла, что в родной город не вернусь. Здесь я увидела, что жизнь может быть не только стабильной, но и волнительно-интересной, творческой, захватывающей.

Первые свои курсы по флористике я прошла в местной школе. Их проводили при цветочной базе. Сразу понятно, люди давно с этим работают, должны многому научить, но всё прошло странно: я изучила кучу теории, а практики не было вообще. Флористике научиться в теории невозможно. Флористика – это тысячи собранных букетов. Первый заказ на свадебный букет я делала с 9 вечера до 7 утра: меняла цветы, меняла портбукетницу (к счастью, больше с этим элементом букета я вообще не работаю). Это было ужасно, я уже готовилась к тому, что невеста меня им же и убьёт, но как-то обошлось.

Примерно через год после первых курсов поехала учиться в Питер. Это дало мне мощный толчок, на волне которого мы «жгли» весь свадебный сезон. Ещё через какое-то время я отправилась на курс Карен Тран. Я стояла с ней рядом, и меня трясло от счастья: её клиенты – миллиардеры, а она стоит и учит меня. Это был невероятный опыт. Думаю, что никто кроме неё не дал бы такого вдохновения и уверенности в своих силах.

Забавно, что фамилии этого флориста-декоратора я не слышала раньше, но фотографии её работ с регулярностью появляются во всех ванильных пабликах. Это чистое и подлинное искусство, воплощённая сказка, не зря ведь миллионные бюджеты отдаются в руки Карен Тран. Взамен молодожёны получают идеальные декорации свадьбы, о которой будут мечтать девочки от 12 до бесконечности в далёком Хабаровске.

Оля: Хабаровск — это ведь не центр мира. Когда ты выросла в профессиональном плане, не почувствовала стеклянный потолок?

Ира: У меня были грандиозные планы переезда в Москву, вплоть до деталей: как накопить денег, купить прописку, снять жильё... Но всё это пошло прахом после того, как я влюбилась и вышла замуж в Хабаровске. Муж — военный, планов на переезд точно не строил. С тех пор я уже успокоилась, мне и здесь замечательно живётся. Хотя иногда чувствую, что у нас не те возможности, не те бюджеты мероприятий, долго и дорого доставлять цветы. Проблем хватает.


Оля: А как бы ты оценила качество цветов в нашем городе?

Ира: Оно часто бывает неудовлетворительным. Цветы летят из других стран в Москву и только потом отправляются в Хабаровск. Летом не всегда соблюдаются температурные режимы. Очень неприятно получить свежий заказ и увидеть в нём полкоробки испорченных бутонов. Поэтому я всегда заказываю с запасом — это моя зона комфорта.

Уже давно мне не даёт покоя мысль о том, что у нас климат тоже многое позволяет выращивать, но почему мы такие «недоразвитые»? В Приморье научились же растить симпатичные тюльпаны, которыми на 8 марта завалены все лотки.

Оля: Что для тебя букет невесты?

Ира: Это вторая по важности вещь на свадьбе. Первая — сам образ невесты, потому что если она себе не понравится, настроение будет испорчено у всех. А букет девушка носит при себе почти весь день, она должна его полюбить с первого взгляда. Я осознаю свою ответственность перед невестами, долгое время вообще не делала букетов на свадьбу, потому что боялась подвести, сделать плохо или некрасиво. Года через два, переделав сотни других заказов, снова вернулась к этому. Всё приходит с опытом.

По крупным заказам мы работаем с Москвой, получаем цветы в аэропорту. Это оказалось выгоднее, чем покупать на местных базах

Оля: Где ты берёшь компоненты для своих букетов?

Ира: У нас есть местные поставщики-посредники. По крупным заказам мы работаем напрямую, сами получаем цветы в аэропорту. Это, конечно, экономичнее, что важно при нынешней ситуации в стране. Стоимость букета складывается из розничных цен его компонентов. Дополнительную наценку за работу мы не берём. Я осознанно приняла это решение: цветы и так стоят очень дорого, наш город ещё не готов платить за мастерство. А может, у меня самой в голове не укладывается: за последние два года цена на цветы выросла в два раза, и букет, который реально стоит 2,5 тысячи (но на них не выглядит), даже неловко отдавать. Как я могу накрутить стоимость за работу, если сама не привыкла к таким ценам?

Оля: Есть какой-то порог стоимости, после которого ты начинаешь говорить с клиентом?

Ира: Конечно, нет! Мы не ставим рамок «У нас букеты от стольки-то рублей». Есть недорогие тюльпаны, а есть роскошные розы. Некоторые цветы даже по оптовой цене очень дороги, что говорить про розницу? 

Например, гортензии и пионы всегда были дорогими. Розы Дэвида Остина — теперь настоящая роскошь, хотя многие в Хабаровске их успели полюбить всем сердцем. Но есть альтернатива в виде пионовидных роз других сортов, более приемлемых по цене. Уйти от них полностью в сторону более простых, например, тех же классических роз,  мы не можем, выглядят они совершенно по-иному. Хотя мы работаем практически со всеми цветами за редким исключением. Букеты бывают и за 1 000, и за 10 000 рублей, их стоимость рассчитывается не исходя из объёма, учитывается состав.

Сейчас я жалею о том, что на своей свадьбе не сделала всё по-другому

Оля: Наверное, на свою свадьбу ты сделала что-то невероятное.

Ира: Она состоялась в 2006 году. Мы не занимались оформлением, даже букет заказали, проходя мимо одного из самых старых салонов города. Платье мне дала соседка, фотографировали себя сами на цифровой аппарат, они тогда только появились в продаже. А в загсе нас снимали местные фотограф и видеограф, когда мы получили результаты их «трудов», я плакала. Этот день уже не вернуть, поэтому сейчас я очень хорошо понимаю, как важны профессионалы на свадьбе. Сейчас я бы сделала всё по-другому. Своим невестам всегда говорю: это самый волшебный день в жизни. Конечно, можно тихо расписаться и уехать в путешествие, но поездка может состояться каждый год, а ваша свадьба — это один день в жизни.


Оля: Каждый сезон ты оформляешь многие свадьбы от букета до украшения зала. А есть те, которые тебе нравятся больше всего?

Ира: Каждый год появляются новые проекты, которые приносят вдохновение и счастье. На следующий год смотрю на них и понимаю, что хочу и могу делать больше, лучше, интереснее. Например, в прошлом году был проект — витражи. В декор свадьбы входили композиции с витражными вставками из настоящего стекла. Мы ломали голову почти полтора месяца: готовились, переработали кучу идей, попробовали разных дизайнеров, искали технологию. В итоге рисовали всё вручную и оцифровывали, потом нашли способ сборки, чтобы рисунок не поехал, вставили стекло в деревянные основы, предварительно вырезанные лазером. Результатом я горжусь.

Каждая свадьба, где мы устанавливаем конструкции — это настоящий подвиг, потому что у нас в команде только девочки. Найти мужчину в коллектив очень и очень трудно (работа сезонная), но нас спасает наш ангел-хранитель Евгений Гагарин. На нём лежит вся техническая часть наших свадеб, конструкции от идеи до грамотного воплощения. Всё стоит и не падает только благодаря его инженерной мысли.

Оля: Как проходит твой Международный женский день?

Ира: 8 марта — это проверка на прочность для флориста. На курсах целый день был посвящён работе в этот праздник. Настоящее боевое крещение для мастера, работа круглые сутки. Быть флористом — это не для слабаков.

Грешно было бы не поискать статистику на тему «тюльпанно-шоколадного» дня всея Руси. По данным Центрального таможенного управления, за февраль 2014 года на Московской областной таможне было оформлено 1 664 тысячи деклараций на цветы на общую сумму 13,9 миллиона долларов (по среднему курсу этого месяца это около 487 миллионов рублей). За февраль 2015 года только из Нидерландов в Россию прибыло цветов на 91 миллион рублей. А радостная Хабаровская таможня посчитала, что с 1 января по 16 февраля 2015 года она оформила больше 125 тонн цветов на 889,6 тысяч долларов (примерно 58 миллионов рублей).

Оля: Как люди узнают о тебе и о мастерской?

Ира: Профиль в Instagram — это самая наглядная площадка для размещения фотографий, по которым нас и находят в сети. Мне нравится, когда люди влюбляются в мои букеты, когда фотографируются с ними, выкладывают на своих страничках, делятся счастьем обладания красотой — это самый прекрасный комплимент флористу. Поэтому не нужно стесняться, в конце концов, социальные сети именно для этого и создавались.

Очень часто приходят те, кому дарили наши букеты — к каждому из них мы прикладываем визитку и памятку по уходу. 


Оля: Бывало ли такое, что тебе приходилось отказывать людям в работе над их букетом?

Ира: Я избегаю такого опыта, но есть вещи, которые не буду делать ни за какие деньги, потому что это некрасиво на мой взгляд. Хризантемы с бусинками, букеты из конфет, букеты в шляпных коробках – как бы ни было сейчас популярно, это точно не ко мне. Не отрицаю, что такое может нравиться, но это не наша концепция. Мы имеем свой стиль и нам дорога репутация.


Оля: Случалось ли тебе слышать негативные отзывы от клиентов?

Ира: Я помню всего два с половиной случая. Один не так давно: в Instagram заказчица оставила комментарий под фото, что букет её разочаровал. Я пыталась связаться с ней разными способами, но она так и не ответила, что с ним было не так. В итоге я не разобралась в чём дело – он соответствовал оговоренному составу, цветовой гамме, цене и свежести.

Когда делала первый свадебный букет, уже готовилась к тому, что невеста меня им же и убьёт, но как-то обошлось

Во втором случае букет невесты заказали за два дня до свадьбы, причём не сама невеста, а её сестра в подарок. Поставка уже пришла, поэтому делали из наличия. В этом и была моя ошибка: я согласилась на работу. Больше мы при таких сроках за букеты невесты не берёмся. Букет ей хотелось белый, но в процессе стало понятно, что белых цветов нет в достаточном количестве, поэтому я на свой страх и риск добавила пыльно-розовых роз. Визуально смотрелось очень красиво, сочеталось идеально! Но, как оказалось потом, у невесты красные серьги и пояс на платье, что по мнению заказчицы с розовым никак не сочетается. Вкусы у всех разные, заказчик остался не доволен, поэтому мы просто вернули часть денег. Я очень боюсь негативных отзывов, всё это очень субъективно, а сторонний человек не станет разбираться в нюансах, просто почувствует неприятное послевкусие. К каждому клиенту я стараюсь найти подход и докопаться до самых тонких моментов его пожеланий.

И ещё один случай, когда я сама увидела фото букета у заказчицы в Instagram на следующий день после заказа. Букет был очень не свеж, да что там, он был завядшим. Оказалось, что она просто не знала, что нужно подрезать стебли после пребывания цветов без воды хотя бы несколько минут. С тех пор у каждого нашего букета есть памятка. Я бы ещё секатор прилагала.

Оля: А как ты относишься к критике?

Ира: Принимаю спокойно и с удовольствием, но меня не часто критикуют.  Хвалебные отзывы не ведут тебя к развитию, не указывают на твои ошибки, а критика заставляет работать лучше. Она дорогого стоит. «Критика в семь раз полезнее похвалы. Хвали бесплатно, критикуй за деньги». Поэтому и я стараюсь никого не критиковать, хотя раньше себе позволяла это и получила скандальную репутацию. Ближе к 30 приходит мудрость.


Оля: Какова конкуренция на твоём рынке?

Ира: Не люблю слово «конкурент». Мне больше нравится «коллега», и я была бы рада со всеми дружить, обмениваться опытом, но почему-то не получается. С одной из студий у нас получилось наладить отношения, мне это очень нравится, ведь взаимовыручка — это круто. Городской рынок, на самом деле, богат, несмотря на кризис, работы хватит для всех. Когда человек счастлив и занят работой, он не может быть злым, поэтому все конкурентные происки — это от того, что дела идут не очень хорошо. 

Надо держать лицо: кризис пройдёт, а репутация останется. Ну и по сторонам тоже стоит смотреть, искать новые границы. Так у нас появилось направление Shabby Garden — горшочные растения под заказ. В режиме магазина не получится работать с ними, поскольку каждому нужен свой микроклимат. Это не простые азалии и розы, мы ищем интересные сорта: мускари, вереск, лаванда в горшках и подобные необычные для Хабаровска растения.


Оля: Знаю, что раньше Shabby была только ты. А теперь  Shabby — это точка на карте города, целая мастерская.

Ира: Без помещения очень тяжело работать в этом бизнесе. Я не понимаю тех свадебных специалистов, которые встречаются с молодожёнами в кафе. Нет там должного уровня интимности. Поэтому моему делу понадобился собственный дом, где будет уютно, комфортно и спокойно. Для меня это ещё и дело престижа.

Оля: Учитываешь ли ты язык цветов при составлении букета? 

Ира: Я не знаю языка цветов, я с ними не разговариваю (смеётся). У меня есть любимчики, и те цветы, которые мне не по вкусу. Поэтому мне не важно, что значит красная роза или сиреневый тюльпан. Я просто не верю в такие вещи, как и в гороскопы, астрологию и религию. Я не считаю чем-то ужасным букет из 10 роз! Только в России есть такая традиция. В Европе нормальным считается подарить и два цветка.


Оля: Считаешь ли ты приличным подарить букет мужчине?

Ира: Я очень люблю заказы для мужчин. Они бывают крайне редко, но это всегда очень интересно. В них используются необычные цветы и приёмы: колючки, ветки, тёмные тона, винные оттенки, суккуленты, протея — это всё имеет характер. Я мечтаю, чтобы у нас вошло в норму дарить мужчинам цветы! Это же очень красиво и всегда запоминается.


Оля: Насколько сильно ты почувствовала кризис на себе? Важны ли для тебя сверх-прибыли?

Ира: Деньги — это хорошо, без них не обойдёшься и развиваться не сможешь. Расходы каждый месяц на аренду, зарплаты, декор и цветы просто не оставляют шансов творить без прибыли. Я осознаю, что одновременно должна быть и музой, и творцом, и акулой бизнеса. Параллельно с получением прибыли существует другая цель: удовольствие от работы, самореализация, счастливые клиенты, больше интересных моментов, больше масштабных проектов, когда не спишь сутками, себя проклинаешь за то, что ввязалась. Но на торжестве, в тот самый-самый момент, стоишь в уголочке на подкашивающихся от усталости ногах и плачешь от счастья за молодожёнов, любуешься и понимаешь, что всё это не зря.

Обсудить материал и оставить комментарии вы можете в наших сообществах в социальных сетях: ВконтактеFacebook или Instagram.

Поделиться с друзьями: