Популярное
Лучшее

Написать нам

Ваше сообщение
успешно отправленно!
Скоро мы вам ответим.
Наш проект живёт за счёт рекламы. Отключите AdBlock. Мы скажем «Спасибо» и сделаем рекламу интересной.
Хабаровск
Александр Киняшов
29.04.2015
2893
Люди

Беседа: 王娜. Китаянка с русским духом

Чем отличается образование в Поднебесной от образования в нашей стране, какую русскую песню знают почти все граждане КНР, и где в Хабаровске можно отведать настоящей китайской кухни? Ответы на эти и не только вопросы есть в нашей статье.

Фото: Илона Демьянова
Редактор: Марина Никитина
Корректор: Юлия Иванова

Героиня нашей статьи в России зовёт себя Зоей. Впервые она приехала в Хабаровск по обмену. Она была среди немногих людей, которые ходили на занятия по русскому языку в институте её родного города Чанчунь. Ей тогда было 20 лет.

В 1999 году переехала в Россию уже окончательно. Как объясняет Зоя, она осталась, потому что русский менталитет для неё оказался ближе, чем китайский. Ей понравились широкие и почти пустые улицы, открытость и откровенность людей. Она поступила в один из хабаровских институтов и параллельно стала вести уроки по китайскому языку в школе иностранных языков «Поколение 2000».

О России в общем и целом  

ПХ: Почему остались в России?

Зоя: Сначала я приехала в Хабаровск на полгода по обмену. В то время не так много китайцев отправлялось за границу, а если и ехали, то в США или в Сингапур, но это дорого. А вот в России учиться – это близко и дёшево, поэтому мой выбор пал на этот вариант. Заодно я хотела посмотреть на другую страну.

Сначала было очень тяжело общаться. Мы нашли русских студентов, которые учат китайский, и пробовали разговаривать с ними. Но они китайский знали не лучше, чем мы русский. Нам не хватало слов, чтобы выразить свои мысли и понять друг друга.


ПХ: Вы учили русский язык до приезда в Россию?

Зоя: В институте в формате кружков можно было учить английский, русский и японский языки. Я выбрала русский.


ПХ: А какой иностранный язык пользуется большей популярностью?

Зоя: Если рассматривать в процентном соотношении, то где-то 90% изучали английский, 8% – японский и 2% – русский. Но это было в моё время, сейчас может быть всё по-другому. В период экономических реформ в Китае появилось очень много американских и европейских инвесторов, поэтому возник бум английского языка. Ну и, к слову, мои родители говорили на русском. Возможно, из-за тесных связей Советского союза и Коммунистической партии Китая.


ПХ: А ваши родители были в СССР?

Зоя: Нет. Но некоторые их знакомые ездили. Помню, как они хвалились, показывая на пальцах, как они умеют считать: «Один, два, три, четыре».

ПХ: Что вы знали о России перед поездкой, как её воспринимали?

Зоя: У нас постоянно показывают фильмы «Ирония судьбы, или с лёгким паром!», «Москва слезам не верит». Я даже думала, что это русские по-китайски разговаривают, так как фильмы были настолько родные, что сложно было представить, что снято не для Китая.

А ещё мы в школе учили песни «Подмосковные вечера» и «Катюша». Они были включены в обязательную программу школьного образования. Эти песни до сих пор популярны, и молодые звёзды часто исполняют их, чтобы продемонстрировать своё мастерство.

В «Поколении 2000» я как-то сказала младшей группе, мол, будем учить песенку. Они спрашивают: «Какую?» А я им: «Подмосковные вечера». Они сильно удивились, но для Китая это, можно сказать, своя песня.


ПХ: Вы достаточно много времени прожили и в России, и в Китае. Заметили разницу в менталитете?

Зоя: Знаете, я поняла, что мне ближе менталитет русских. Китайцы хитрые, для них дело чести – кого-нибудь обмануть. Мне это не нравится. Я считаю, что к людям надо относиться с добротой. Вот в русских эта черта есть. Конечно, не во всех, но и китайцы не все хитрые. Я думаю, что русские честные: говорят только то, что знают, если чего-то не знают – молчат. В отличие от большинства китайцев, мне нравится говорить то, что думаешь. Такая откровенность как раз присуща именно русским.


ПХ: А вы не задумывались над тем, почему у вас, родившейся в другой стране, такой русский менталитет?

Зоя: Может, роль сыграла географическая близость. Я жила в городе Чанчунь – это полтора часа на поезде от Харбина. У нас тоже есть снег. Сейчас, к сожалению, его почему-то стало меньше. У меня снег ассоциируется с счастьем. Я поняла это в прошлом году, когда на три месяца уехала в свой родной город вместе с ребёнком и долго была в отрыве от России. По ТВ показали Фуюань, а там везде был снег. И в этот момент я поняла, что очень по нему соскучилась.

О китайских и русских городах  

ПХ: Чем отличаются российские и китайские города?

Зоя: Я мало путешествовала по Китаю, была только в Даляне, Шэньяне и Пекине, но могу сказать, что в Китае очень много людей и надо быть готовым к тому, чтобы там жить.

Я жила в южной части города Чанчунь. Машины за окном переставали шуметь только в час ночи. Только засыпаешь – и в три-четыре часа снова звук моторов, сигналы, гам. Все едут открывать утренний рынок, который работает до восьми утра, потом разъезжаются по домам или на работу.

Когда я впервые приехала в Хабаровск, то очень удивилась: «Столько деревьев! Так мало народу! Это что, деревня?». Я гуляла по центру и не могла понять, почему днём на улице практически нет людей. И только две собаки где-то бегают. Я даже испугалась, ведь в Китае такого не бывает. 

О родственниках  

ПХ: Родственники интересуются, как вы тут живёте?

Зоя: Они уже были в России, смотрели, как я живу. И этим летом снова приедут. Тут ещё и рубль упал, что оказалось нам на руку. Возникла забавная ситуация: ни у кого из нас зарплата не поднялась, но мои родители стали богаче меня. Теперь им легче ездить в Хабаровск. 

ПХ: Раньше русский приезжал в Китай, чтобы приобрести товары подешевле, а теперь оттуда приезжают в Россию, чтобы закупиться?

Зоя: Да (смеётся). Но если серьёзно, у меня есть семилетний племянник. В сентябре он пойдёт в школу, и до этого времени ему надо успеть приехать ко мне. Племянник не очень силён в иностранных языках, и мы посчитали, что, приехав в чужую страну, он получит стимул для их изучения. 

О языке  

ПХ: Сложно ли изучать китайский язык русскому?

Зоя: Сначала будет легко, потому что наша фонетика проще. Например, у нас нет звука «р». Я его три года учила, даже ходила к логопеду.

Китайские слова значительно короче русских. Я много времени потратила на слово «предпринимательство». Это же сколько усилий надо! (После этого она произнесла слово «предпринимательство» по-китайски – там было два слога).

Грамматика ещё проще, чем в английском языке, где надо учить неправильные глаголы. В китайском таких глаголов нет. В русском отдельная ситуация. Допустим, ты выучил слово «читать» – хорошо. Потом ещё возникают «читал», «читаешь», «читаю» и так далее. Это невозможно!

Я как-то выучила слово «слеза», но, когда во время прогулки одна из моих русских подруг сказала «слезинка», я не поняла, что это та же слеза, только маленькая. Получается, одно слово узнала, а сколько ещё производных надо выучить! В китайском языке такого нет.

Иероглифы – вот самая сложная вещь. Их много, и их надо заучивать.

Радует, что русские целеустремлённые. Мы на днях встречались с подругой из Кореи и начали спорить о корейских и русских студентах. Корейские ученики, возможно, более обучаемы, так как наши языки в чём-то схожи, но больше года никто не занимается и редко заканчивает. А вот русские, наоборот: им язык даётся сложнее, зато у них есть упорство.

У меня был ученик в возрасте 57 лет. Он проучился у меня полгода и после этого отправился путешествовать в Китай с тургруппой. Там он был звездой. Все постоянно его звали к себе: «Боря! Боря! Иди сюда, помоги! Боря! Боря! Что он говорит?» У него возник хороший стимул, и он проучился ещё четыре года. Да, он схватывал правила медленнее молодёжи, но благодаря своему усердию он всё же получил диплом об окончании школы иностранных языков. Это, кстати, ещё и показательный пример того, что без осознания цели изучения языка очень сложно его освоить. Как только Борис окончил школу, он без турфирм с женой поехал в Китай, взяв в аренду пару велосипедов, и отправился путешествовать. Теперь он легко справляется без переводчика. Хоть он и не получил шестого уровня, но ему хватает приобретённых знаний.


ПХ: Что такое шестой уровень?

Зоя: Шестой – самый высокий уровень знания китайского языка.


ПХ: Сильно поменялась программа обучения за годы преподавания? Что-нибудь пришлось пересмотреть?

Зоя: Вначале я не могла понять, почему людям так сложно различать тональности. Ведь все же китайцы легко это делают, но со временем осознала, что для вас это так же тяжело, как для нас ударения в русском языке. Здесь нет никакого правила, надо просто выучить так, как есть.


ПХ: При изучении иностранного языка часто рекомендуют смотреть фильмы и сериалы на этом языке. Вы смотрите сериалы на китайском?

Зоя: Да, конечно, слушаем песни, смотрим фильмы. Мне даже не приходится что-то искать. Дети, которые учат китайский, тесно общаются между собой в интернете и найдут какой-нибудь фильм быстрее меня. Поэтому чаще они сами приносят что-нибудь интересное.

Мы, кстати, планируем сделать летний лагерь по изучению китайского языка. Два года назад в школе сделали английский лагерь. Тогда к нам обратились десять учеников. В прошлом году было уже 150 человек.

В начале мая планируем провести встречу с Полиной Струковой. Она несколько лет жила в Китае и изучала язык. Сейчас получает степень доктора философии в Сямэньском университете и исследует инновации в сфере преподавания китайского языка. Только пока не знаем, какой формат мероприятия выбрать. Мы хотели бы пригласить на него всех людей, изучающих китайский язык, и сплотить их. Очень ждём хороших откликов.

О русской и китайской еде  

ПХ: Вы были в ресторане китайской кухни в Хабаровске?

Зоя: Да.


ПХ: Часто приходилось разочаровываться?

Зоя: Очень (смеётся). Вообще не китайская еда. Повар, может, и хорошо готовит, но директор ресторана будет говорить: «Вот тут не надо так остро, тут соли поменьше», и в итоге получается всё на русский лад. Наши друзья держат кафе и даже спрашивают, как приготовить: по-русски или по-китайски.


ПХ: То есть можно поесть настоящую китайскую еду в нашем городе?

Зоя: Да. Но всё зависит от повара. Раньше мы ходили в «Лянь Фэн». Сейчас посещаем «Мутан». Там, правда, немного грязновато.


ПХ: А что по поводу русской еды?

Зоя: Когда меня первый раз угостили борщом, я удивилась сразу двум вещам: во-первых, суп был красного цвета, во-вторых, в нём было много овощей. Для нас суп – это бульон, который надо пить, а не есть. Для вас, наверное, это было бы так же странно, как и борщ для меня.

Но со временем к такой еде привыкла. Я жила в общежитии с русской девушкой. И там уже хочешь не хочешь, но с голоду всё съешь. Сейчас среди моих любимых блюд селёдка под шубой, рассольник и тот самый борщ(смеётся). Когда долго остаюсь в Китае, начинаю скучать по селёдке.

О сыне и об образовании  

ПХ: А ваш сын учится в России?

Зоя: Мой сын разговаривает по-русски и знает его лучше, чем китайский. Когда ему было два года, случилась забавная история. Сын сидел в своей комнате, играл, громко работал телевизор, он мне что-то сказал на китайском, но я не расслышала. Посмотрел на меня и крикнул: «Самолёт!».

Сейчас ему три с половиной года. Он не понимает, что такое «говорить по-китайски» и что такое «говорить по-русски». Сначала скажет на одном языке и, если не поймут, повторит это же слово на другом.

У нас сейчас есть правило: дома мы разговариваем только на китайском, а в садике он уже разговаривает по-русски. Хотя я замечаю, что для него роднее русский язык. Когда он играет, то разговаривает больше на этом языке. Я уже боюсь, как бы его не пришлось учить писать иероглифы, как своих учеников в школе.


ПХ: Вы не собираетесь возвращаться в Китай?

Зоя: Только в старости, когда не нужно работать. Хочу, чтобы ребёнка воспитывали в России.


ПХ: Почему?

Зоя: Мои родители говорят, что в России не очень хорошее образование. Но в Китае школьники учатся с утра до вечера, а в старших классах вообще возвращаются домой после девяти вечера. В школьной среде высокая конкуренция, так как в институт попадает один из десяти человек.

В России – другое дело. Дети учатся до обеда, а после могут посещать различные кружки. Очень популярен спорт: футбол, плавание, хоккей. В общем, много вариантов. А ещё здесь дети развиваются культурно: ходят в театр, занимаются танцами, посещают музыкальные школы. Среди них нет бешеной конкуренции, всё проходит более спокойно.

Моя сестра с прошлого года начала водить своего сына на занятия по английскому и по математике. Зачем мучить ребёнка, который только пойдёт в школу? Всё равно он всё узнает. Сестра возражает: «А как не ходить в кружки? Другие же ходят. Если мы не будем посещать дошкольные занятия, то мой сын ничего не будет знать». Мне кажется, в Китае не умеют отдыхать и наслаждаться жизнью.

Статья подготовлена при поддержке школы иностранных языков «Поколение 2000».  

Обсудить материал и оставить комментарии вы можете в наших сообществах в социальных сетях: ВконтактеFacebook или Instagram.

Поделиться с друзьями: