Популярное
Лучшее

Написать нам

Ваше сообщение
успешно отправленно!
Скоро мы вам ответим.
Наш проект живёт за счёт рекламы. Отключите AdBlock. Мы скажем «Спасибо» и сделаем рекламу интересной.
Хабаровск
Марина Никитина
07.09.2017
1765
Люди

Run it: кто делает вечеринки с питерским настроением в Хабаровске

Мы встретились с двумя участниками команды организаторов Run it, узнали, сколько стоят вечеринки в Хабаровске, за что колледж искусств грозил им судом и как вырастить крутое шоу из вечеринок «на квартире».

В беседе участвовали:

Виталий Триллов (Виталя)

Георгий Облаков (Гоша)

Марина Никитина (ПХ)

ПХ: Судя по описанию группы в Вк вы вышли с идеей, что в городе нет хороших тусовок, и вы перевернёте игру. Насколько эта проблема актуальна? Может, людям просто не нужны тусовки?

Виталя: Я считаю, что спрос всегда был и есть. Раньше не любил ходить в клубы, потому что всегда видел там не особо приличных граждан, и музыка играла соответствующая. У меня было предположение, что именно поэтому туда не ходят нормальные люди.

Какое-то время я прожил в Питере: ходил на все вечеринки типа Undercloud и Thriller. Там этого очень много, очень круто и атмосферно.

ПХ: Ты поехал в Петербург учиться, жить и работать?

Виталя: Сам не знаю. У меня было 4000 рублей на руках и билеты в Питер. Вот и вся история. Когда вернулся в Хабаровск, увидел, что здесь вообще нет ничего похожего по стилю.

ПХ: Гоша, а ты всё это время здесь жил, пока Витали не было?

Гоша: Да, был здесь, наблюдал за этим всем. Думаю, люди в Хабаровске не воспитаны в плане музыки. Они просто ходят в клубы, чтобы выпить и познакомиться.

В Gatsby, например, крутят только попсу, но всем там нравится. Если рядом открыть забегаловку с крутым музлом, туда никто не пойдёт. Хотя в последнее время люди начали жаловаться на музыку на вечеринках. На том же Детройте (Listen to Detroit). Захотелось залететь и сделать свою крутую тусовку.

Виталя: У нас есть два варианта в городе: делают качественную вечеринку — никто не приходит, делают некачественно — приходит куча народа. Думаю, это потому что люди не могут правильно преподнести себя.

Знаешь, как Burning Man начинался с 8 человек в пустыне, которые просто веселились и в конце сожгли чучело, так и Run it зарождался с троих чуваков. Мы просто тусовались втроём после работы, потом стали приходить друзья, потом друзья друзей. Танцевали так, как в клубах никто не пляшет. Мы купили более качественный звук, стали закупать напитки, брать плату за вход (200 ₽). Утром планировали то, что будет вечером, составляли списки. Однажды собрали 54 человек на 40 квадратных метрах. Были и хейтеры в начале, без них никуда. Мы, просто, не оправдали их ожидания.

На одну из таких тусовок пришёл Руслан, он и предложил организовать вечеринку в клубе. Я благодарен ему за то, что он показал нам, что это возможно. Что это можно сделать спокойно и легко.

ПХ: Вы поговорили и какие были дальнейшие действия?

Виталя: Руслан стал нашим менеджером. Мы начали искать место и сразу создали группу в «Вк», начали набирать туда народ.

Гоша: Он сказал: «Давайте в Добермане сделаем». Я был в шоке, потому что сам ни разу там не был и вообще думал, что это очень крутой клуб, куда нереально попасть.

ПХ: На каких условиях вы сотрудничали с Доберманом?

Виталя: Не уверен, что условия для всех одинаковые, буду говорить только за нас. Могу сказать, что условия клуба пропорциональны твоим усилиям и качеству контента, который ты предлагаешь. Если не сможешь показать, что ты классный и на тебя придёт народ, попросят оплатить аренду.

ПХ: Группа в соцсетях нужна была именно для этого? Как гарант?

Виталя: Да, это было портфолио, которое мы могли показать. Вот, у нас есть 500 человек, мы можем позвать их к вам. В итоге работали на условиях: 50 на 50 (делили выручку от входа пополам).

ПХ: Сколько вы вложили в первую вечеринку?

Виталя: 30 000 рублей.

Гоша: Это ещё до статуй.

Виталя: Да, одни только статуи для второй вечеринки нам обошлись в 30 000.

Гоша: Ещё лайтбокс, 24 000 ₽. Причём они не только дорогие, но и тяжёлые.

Виталя: Вторая вечеринка была вообще самая тяжёлая.

Гоша: Буквально. Мы сделали стойку из пеноблоков, Каждый из них весит 15 кг. Наше утро тогда началось с того, что мы таскали всё это наверх. Шесть часов потратили. Я потом сел и вообще ничего не хотел делать.

ПХ: А кто за что отвечает у вас в команде?

Виталя: Я, можно сказать, за музыку и стиль. Логотип, афиши и картинки для соцсетей делал сам. Я умею рисовать, но дизайном никогда не занимался профессионально, только для себя. А тут было важное дело: сделать афишу для своего мероприятия, халявить нельзя. Я дней пять думал, как сделать интересно и необычно.

Гоша: Я отвечаю за музыку. Давно пишу её сам, диджеил ещё со школы, писал миксы для себя. Не думал, что в итоге удастся себя реализовать в этом.

В городе очень много парней, которые сидят дома и делают музыку только для себя и для узкого круга друзей. Есть те, кто рисует граффити для себя, записывает музыку и рэп. Все эти ребята далеки от массовой культуры.

Может, это андеграунд, может, у них просто не хватает связей и сил, чтобы раскрутиться. Я не знаю каких-то артистов, которые начинали в Хабаровске и двинулись куда-то дальше Владивостока.

ПХ: А кто играл музыку на Run it?

Гоша: На первой мы с Виталей и один местный парень, на последней был диджей с Сахалина.

Вообще тусовок было четыре: три в Добермане и на GOA (Gatsby Open Air). Но там мы столкнулись с проблемами в организации и отсутствием концепции. Наш промо-ролик, кажется, получился лучше, чем вся эта вечеринка.

ПХ: А помните, в день первой тусовки была стрельба в здании ФСБ. Как это повлияло?

Гоша: На меня очень сильно. Я осознавал, что это пятница, а друзья говорят о теракте в городе, всем сказали сидеть дома.

Виталя: Объявили чрезвычайное положение. Люди писали, что боятся идти.

Гоша: У нас в видеоролике ещё выстрелы в начале звучали.

Виталя: Да, там в интро был какой-то талиб. Но, несмотря на все факторы против, мы собрали 310 человек, в пятницу. На вторую вечеринку пришло, конечно, больше.

ПХ: Какие ещё фишки вы придумывали для вечеринок? Знаю, что на первой было цепляющее видео. На экране постепенно заряжалась батарейка.

Гоша: Да, это была подготовка.

Виталя: Идея была такая: люди собираются, и вечеринка буквально стартует в определённый момент. Это эффектнее, чем когда народ слоняется туда-сюда. Как бывает, ты пришёл — играет диджей, ты уходишь — играет диджей. Нет шоу. А тут люди ждали, не знали, чего именно. После того, как батарейка зарядилась, было интро, страшноватое видео с 25-кадром.

Световик ещё закосячил, не всё прошло гладко: он включил видео по второму кругу. Я боялся, что всё, облажаемся сейчас, но люди поддерживали, они были уже на взводе. Вышло круто.

Ещё на первой тусовке была визуализация на экранах. Я смонтировал видео на 6 часов. Причём на всех трёх экранах оно было разное, на главном вообще не повторялся видеоряд.

Гоша: Там были акценты на разные стили музыки. На рэпе было одно, на концовке с хардстайлом была вообще кислота.

Виталя: На второй вечеринке мы придерживались музейного стиля. Сделали видео в стиле витража.

ПХ: Какие были ощущения перед второй вечеринкой? Это же повышенная ответственность: она должна была стать круче первой.

Виталя: Так она и вышла круче. Мы очень неожиданно лишились менеджера, когда Руслан уехал. Я взял на себя обязанности по организации, но не особо понимал, что нужно делать. Особенно стрессово было, когда мне не отвечали в Добермане, а потом оказалось, что девушку, которая с нами работала, уволили.

В администрации клуба к нам относились с осторожностью, но ближе к мероприятию активно поддерживали. На самой вечеринке все вообще были в восторге. Арт-директора с опытом говорили: «Ого, они переплюнули Детройт, которые играют два года». Было приятно, что нас так оценили.

Мы сами поставили себе планку выше и потратили нереально много сил и денег. Понимали, что не окупимся, но делали это ради идеи. Чтобы показать, что можно делать крутые вещи в городе. Это был праздник жизни. Я, правда так считаю, мне кажется, никто так не делал в Хабаровске. Даже приезжие звёзды.

ПХ: А кто обычно ходит на вечеринки Run it, у вас есть образ типичного гостя?

Гоша: Это в основном наши люди и друзья, которые приходили на те самые микро-тусовки. Они приходили сами и приводили друзей. Вообще я за пультом никого не вижу. Потом только после вечеринки захожу в инстаграм, чтобы посмотреть, кто был.

Виталя: Половина ребят, как мы: они следят за стилем, модой, одеваются соответствующе. По большей части очень адекватные и интересные в общении ребята. Есть люди, которые сильно выбиваются, но они пляшут, чёрт возьми, 3-4 часа подряд. Потом узнаёшь, что они практически мимо проходили.

Я был очень удивлён, что почти все — девушки. Стиль у нас всё же жестковатый, не ожидаешь увидеть их в таком количестве.

ПХ: Мне кажется, у нас парни почти не танцуют.

Виталя: Нет, у нас никто не стоит.

Гоша: Если и стоят, скорее всего отдыхают. На первую тусовку к нам даже японцы заходили.

Виталя: Да. У нас плясали два японца отец с сыном: одному 70, второму 40 лет. Они выглядели, как якудза, в костюмах с зализанными волосами.

Мы добавили в интро вставку, где девушка на японском рассказывает притчу, связанную с нами. Думали, что никто всё равно не поймёт, а тут они. Сначала сидели с виски, напряжённо смотрели на всё это, а в 3 часа ночи как начали отжигать. Старший поскромнее, конечно, танцевал, а сын его просто с ума сходил.

ПХ: А какие можете вспомнить препятствия ещё, помимо той стрельбы?

Виталя: У нас была одна очень жёсткая ситуация со съёмкой видеоролика для второй вечеринки. Мы снимали в колледже искусств, где я сам учился. Наши промо-ролики необычные, они быстро разлетаются репостами, поэтому просмотров набирается очень много, около 30 000. И я помню, как на разных площадках под этими репостами стали появляться негативные комментарии от учеников колледжа. «Это посягательства на храм искусств», «Какого чёрта там голые девушки?», «Нужно срочно найти, кто это сделал, срочно удалить».

А мы тогда с директором колледжа договорились работать по бартеру: они предоставляют нам место, а я помогаю снять ролик для поступающих. Через пару дней он позвонил мне, попросил прийти, и я сразу понял, о чём пойдёт речь. Захожу в кабинет, там сидит 20 человек: преподаватели и студенты.

Гоша: Это было распятие. 

Виталя: Ещё на первом студенте претензии ко мне закончились, потому что он толком не знал, на фоне чьего портрета стояла девушка и оскорбляла его. Пришлось подсказывать, что это Прокофьев. 

Нам угрожали судом, если не удалим ролик. В итоге мы просто убрали один кадр, с самым пошлым намёком, он нам самим не особо нравился, и все претензии прекратились. Но это выбило меня из колеи тогда, было столько дел, и судебное разбирательство не вписывалось в планы.

Ещё были проблемы со статуями: была вероятность, что их не успеют привезти вовремя. У меня тогда даже волосы поседели с одной стороны, столько нервов было.

Гоша: Да, много всего было, За два часа до вечеринки у нас не работал проектор. Мне пришлось лезть под потолок, на ощупь тыкать кнопки, потому что они сверху. А я — диджей, мне уже надо идти играть.

ПХ: Виталя, а татуировку Run it ты когда сделал?

Виталя: Она первая и единственная на моём теле. История лиричная. Я сказал, что если первая вечеринка пройдёт успешно — придёт человек 250 — сделаю татуировку.

Для меня она много значит. В самое тяжёлое время эта тусовка спасла меня от депрессии. Набивать было не стыдно, потому что это детище, которым стоит гордиться. Я буду вспоминать это время, как одно из лучших в жизни. Кому-то кажется, что это просто танцующие и бухающие чуваки, а для меня это стиль жизни. Хочу, чтобы люди уходили от рутины, отрывались на вечеринках, даже если не умеют танцевать.

Татуировка — мой мотиватор.

Гоша: Просыпаешься с утра, смотришь в зеркало: «О, надо поработать».

ПХ: Вы планируете расширить команду?

Гоша: Мне не особо нужны люди, которые будут делать музыку, мне нужны инвесторы, pr-менеджеры.

Виталя: Часто приходится самому делать множество мелочей.

Гоша: Когда кто-то присоединяется, начинаются сложности с делегированием и финансовыми вопросами.

Виталя: У нас же всё держится на идее. Должно быть желание постоянно работать, наслаждаться подготовкой и самой вечеринкой. Я бы хотел зарабатывать деньги на вечеринках, чтобы отдаваться им полностью, а не отвлекаться на подработки. В будущем когда-нибудь придём к этому.

ПХ: Что готовите на вечеринку 9 сентября? Это же прощальная тусовка, правильно понимаю?

Виталя: Да, это последняя вечеринка в Хабаровске. Мы сейчас едем в Санкт-Петербург, потому что хотим в будущем работать на Европу и Америку. Наша тусовка — это туровая тема. Её тяжело делать каждый раз на одну и ту же аудиторию, мы тратим много времени и сил на видео, сеты и реквизит, а потом приходится всё придумывать заново.

Гоша: В Питере нас очень быстро подхватили. Есть люди, которые заинтересованы в нас, хотят нас продвигать. С местными арт-директорами мы договорились за день и уже создали встречу. Я уверен, что там народу зайдёт. За музыку точно могу отвечать.

Виталя: Сейчас мы вплотную занялись написанием музыки. У всех именитых диджеев должна быть своя музыка: просто прийти поиграть чужое — недостаточно. Хотим, чтобы у нас были электронные треки в разных стилях, будем ставить их вперемешку с хитами. Это необходимо, чтобы перешагнуть этот барьер и выйти в Европу. Там клубная жизнь прёт, причём всегда. Не знаю, чем это объяснить.

ПХ: А что теперь будет с клубной жизнью в Хабаровске?

Виталя: После нас, думаю, появилась парочка тусовок, например, Cult. Не могу сказать, что будет что-то очень крутое или похожее на нас, но близкое. Жаль, пока нет ребят, которые относятся к вечеринкам так же. Надеюсь, они появятся за время, пока нас не будет.

В апреле мы проедем по 8-10 городам России в сторону Хабаровска. 21 апреля будем снова здесь. Устроим тусовку в день рождения Run it.

Иллюстрации: Виталий Триллов

Обсудить материал и оставить комментарии вы можете в наших сообществах в социальных сетях: ВконтактеFacebook или Instagram.

Поделиться с друзьями: