Популярное
Лучшее

Написать нам

Ваше сообщение
успешно отправленно!
Скоро мы вам ответим.
Наш проект живёт за счёт рекламы. Отключите AdBlock. Мы скажем «Спасибо» и сделаем рекламу интересной.
Хабаровск
Александр Киняшов
10.12.2014
4715
Люди, Места

Приключения осетинской кухни в Хабаровске

«Ирон Кабис» (в переводе «осетинская кухня») открылось в Хабаровске 6 лет назад как небольшое кафе, спрятанное за магазинами обуви в «Доме Одежды». Сейчас это огромное светлое помещение в самом центре города. Как решиться открыть заведение за три дня, почему «Ирон Кабис» закрылось в «Доме одежды», и как осетинские пироги могут поменять отношение людей к России? На эти вопросы ответил основатель кафе осетинской кухни.

После выхода нашей статьи про то, как «зарабатывает» проект «Пространство Хабаровск», с нами связался представитель кафе «Ирон Кабис» и предложил спонсорскую помощь. С нас не потребовали грубой баннерной рекламы «в лоб» и выдуманных лестных восхвалений заведения, а только лишь попросили сделать несколько интервью с разными людьми в их заведении. И раз уж такое дело, первое интервью мы проведём с Муратом Дзаболовым – основателем кафе.

Мурату Дзаболову сейчас 46 лет. Он приехал в Хабаровск в 1988 году. До этого жил в Магадане. В нашем городе он женился и воспитал пятерых детей. В 2008 году Мурат вместе со своей семьёй решил открыть кафе осетинской кухни.


ПХ: С чего всё началось?
Мурат: Всё произошло случайно.


ПХ: Случайно?
Мурат: От безысходности. У меня был до этого другой бизнес, но он накрылся. Мы как-то сидели семьёй на кухне, ели пироги, и все в один голос сказали, а почему бы нам не открыть кафе с осетинскими пирогами? Мне понравилась эта идея. Я позвонил другу Николаю. У него в одно время в Хабаровске было три кофейни.


ПХ: А что за кофейни, если не секрет?
Мурат: «Шарабара»… Мы с ним встретились. Он рассказал, по каким правилам действует бизнес. На следующее утро он мне позвонил, спросил, до сих пор ли мне интересно всё это. Сказал, что «Дом Одежды» сдаёт в аренду своё кафе. Мы пришли, посмотрели и договорились, что берём в аренду.


ПХ: Так сколько времени прошло от возникновения идеи?
Мурат: На третий день мы уже арендовали помещение. Стали думать, где взять деньги, так как их вообще не было. И могу сказать, что в таком деле наличие денег – это не главное составляющее. На мой взгляд, главное – это знать, что делаешь правильное дело, быть в этом уверенным и не лениться.

Когда мы открывались, нам сказали: «Вы загнётесь». Потому что было сродни самоубийству открывать незнакомую кухню на пятом этаже «Дома Одежды», где нам не дали сделать навигацию. Если изначально нас можно было увидеть на выходе из лифта, то потом, когда мы начали делать ремонт, нас отгородили другими бутиками.

Я себе поставил цель, что если мы там сможем развиться, то, значит, я выбрал правильное направление, и у нас будет шанс на выживание.


ПХ: А пироги пекла жена?
Мурат: Нет, у нас была очень простая идея. Китайскую кухню должны готовить китайцы. Японскую кухню должны готовить японцы. А осетинскую должны готовить осетины. Я пригласил поваров из Осетии (честно говоря, это было довольно оптимистично, потому что у нас не было ничего). Приехали два повара и одна помощница повара. И мы после этого сразу открыли «Ирон Кабис».


ПХ: И в «Доме Одежды» проработали, получается,…
Мурат: Мы там проработали, получается, четыре года.


ПХ: Сложные периоды были?
Мурат: Пироги мало кто знал и брал. Поначалу всем гостям к заказу мы дарили кусочек пирога. Через полтора месяца мы эту акцию закрыли. Многие сказали: «Да вы что, издеваетесь? Мы к вам из-за этого и ходили!». Я им отвечал: «Если мы недостойны того, чтобы вы брали целый пирог, то смысл тогда нашей работы».

ПХ: А есть какие-нибудь поучительные примеры?
Мурат: Конечно. Я увидел павильон на остановке ДВГУПС. Посчитал, сколько людей там проходит утром. Цифра была внушительная. Думал: «Вау, сейчас мы там поставим небольшую кафешку, и все будут кушать наши пироги». И знаешь, я посчитал, сколько людей проходит, но не учел, что они именно проходят. Утром люди, наклонив голову, бегут на занятия. Закончив учиться, они бегут на остановку, чтобы уехать домой. А мы там со своими пирогами вообще не в тему. И я уяснил несколько правил для себя. Во-первых, не все твои расчёты могут оправдаться. Во-вторых, не надо сворачивать с пути. Если решил делать пироги, то делай пироги и не «сваливайся» на пирожки.

В общем, мы поработали месяца три, зафиксировали убыток и ушли. Этот опыт мне пригодился.

 

ПХ: Подождите, а потом же был кинотеатр «Хабаровск».
Мурат: Мы посчитали, сколько людей там живёт. Поняли, что развлекательных центров там нет, поэтому все будут ходить в «Хабаровск». Открылись. Но у нас не получилось. «Северяне» – интересные люди. Их палкой оттуда не выгонишь в другое место жить, так как они считают, что у них экологически чистый район. Но работать они ездят в центр. В рестораны они ездят в центр. Вечером они возвращаются в Северный округ спать, а утром возвращаются в центр. Я это упустил. Опять же зафиксировал убытки и закрылся. Если бы попытался там остаться, то потерял бы основное кафе. Я не был готов масштабироваться в тот момент.

ПХ: Почему уехали из «Дома Одежды»?
Мурат: Нам не продлили аренду буквально за 20 дней до истечения срока договора. Я был очень расстроен.


ПХ: То есть вам надо было в течение 20 дней съехать?
Мурат: Да. При этом были жёсткие условия. 31 декабря мы должны были полностью освободить помещение. Я попросил ещё десять праздничных дней после Нового года для съезда. Мне сказали: «Без вопросов. Плати 105 тысяч». Попросил сделать хотя бы по ставке аренды, которая была до этого. Мне сказали, что это новые арендные отношения, поэтому надо заплатить именно столько.


ПХ: У них аренда 315 тысяч рублей в месяц, что ли?
Мурат: Не знаю, но я им сказал, что заработать на себе не дам. И объявил эвакуацию. У нас к тому времени было уже помещение в кинотеатре «Дружба», и мы делали там ремонт. Хотели развиваться.

Но «Дому Одежды» я всё равно очень благодарен, так как они помогли мне сделать старт и часто закрывали глаза на наши поступки. Немногие верили в успех нашего заведения, но руководство торгового центра всегда нас поддерживало. Если бы не они, то вряд ли бы мы смогли достигнуть успеха. И, с другой стороны, хорошо, что они нас попросили уйти, потому что мы могли бы ещё долго раскачиваться.

Мы начали эвакуацию 30 декабря. Это был удивительный день. Зал был битком набит целый день. И никто из гостей не догадывался, что у меня полным ходом демонтируется кухня. То, что можно было вывозить, мы начали вывозить. А 31 декабря мы начали демонтировать зал. Кстати, доставка «Ирон Кабиса» в этот день не прекращала работать.

Мы поставили себе задачу, что при любом раскладе, хоть на полу и газетках, но 3 января мы будем кормить гостей в «Дружбе». Успели привести в порядок верхнюю кухню, начали готовить на ней.


ПХ: Успели?
Мурат: Открылись и работали. Доставка тоже работала. Сотрудники мобилизовались, что не могло меня не радовать. Была неразбериха, ремонт был не закончен, всё было в проводах. В это время у меня работала диспетчер. Она поставила стол на лестничной площадке (единственное свободное место), взяла счета с копиркой и сказала: «Так, я здесь принимаю звонки, я здесь работаю». Как в фильмах про войну был полевой штаб, вот и она так же. 

ПХ: Вы больше нигде не собираетесь открываться?
Мурат: Мы планируем открыть дочернее заведение, где главным блюдом станут хинкали. Это будет кафе-монопродукт под общим брендом «Ирон Кабис».

А если говорить про глобальные планы, то я хочу сделать сеть не только в России, но и по всему миру. Я считаю, что осетинские пироги, как минимум, не хуже, чем пицца.

Ты когда придешь в дом врага, ты много съешь?


ПХ: Ну, конечно, я буду напряжён. И кушать не буду.
Мурат: Может, даже стакан воды не выпьешь. Поговоришь и уйдёшь.

Если ты где-то ешь, то ты признаёшь, что человек тебе не враг. Если ты в следующий раз пришёл с друзьями, то ты признал, что он твой товарищ. А когда ты вернулся туда с семьёй, то ты признал, что он человек, которому ты можешь доверить самое ценное.

Я хочу открыть кафе, которое родом из России. Если взять гамбургер, то мы его всегда ассоциируем с США. Пиццу – с Италией. Вот и осетинские пироги – хочу, чтобы они связывали с Россией. И представь, люди будут приходить в кафе, есть осетинские пироги, и у них будет меняться отношение к России. Когда открылись «Макдональдсы» в Москве, то у людей стало меняться отношение к США. Так же будет, если открыть у них сеть чего-то российского. Они будут ходить в кафе и считать, что Россия – это не враг, а друг, у которого можно хорошо покушать.

А ещё есть идея сделать свою кулинарную школу, чтобы учить поваров, как правильно готовить пироги.

 

ПХ: Зачем решили поддержать «Пространство»?
Мурат: Мне нравится ваш проект. Чем больше в Хабаровске будет хороших сервисов, тем лучше для города. От этого выигрывают все. И мне приятно, что я могу, допустим, поддержать рубрику с интервью.


На этом наш разговор с Муратом закончился. Ждите новых статей с интересными людьми, с которыми мы будем болтать за завтраком в «Ирон Кабисе». 

Фото: Василий Ус

Обсудить материал и оставить комментарии вы можете в наших сообществах в социальных сетях: ВконтактеFacebook или Instagram.

Поделиться с друзьями: