Популярное
Лучшее

Написать нам

Ваше сообщение
успешно отправленно!
Скоро мы вам ответим.
Наш проект живёт за счёт рекламы. Отключите AdBlock. Мы скажем «Спасибо» и сделаем рекламу интересной.
Хабаровск
Мария Прохорова
29.09.2017
5353
Люди, Безымени

Куда уходят деньги: интервью с сотрудником фонда «Лучик»

Когда я в очередной раз услышала в трамвае сквозь наушники: «Мы занимаемся сбором средств для лечения больного ребёнка», — начала гадать про себя, сколько из скучающих пассажиров пополнит ящик волонтёра. Двое? Максимум трое. Реальность удивила. После уверенной речи парня примерно каждый второй начал тянуться за кошельком. Меня заинтересовало даже не количество людей, внёсших пожертвования, а то, что практически никто из них толком не слушал, о чём и главное о ком рассказывали. Именно такая слепая щедрость побудила меня пойти в благотворительный фонд «Лучик» и к семьям, которым они помогли. Я узнала, на что идут все собранные деньги, о палках в колесах и о том, почему трудно в наше время поверить в добро.

Как появился фонд?

У нашего учредителя возникла жизненная ситуация, после которой он решил вот так помогать детям. Это было в 2015 году — фонд ещё совсем молодой.

Поначалу у нас не было волонтёров, мы просто создали сайт и поставили пару ящиков для пожертвований. О нас никто не знал, и деньги были небольшие, мы помогали оплатить только часть лечения. Было понятно, что это не совсем эффективно, поэтому решили, а почему бы не обратиться к людям напрямую? Донести до них информацию через волонтёров.

Сначала мы просто вышли на улицы, раздавали листовки, люди начали о нас более-менее узнавать. А потом отправили волонтёров в автобусы, потому что там больше людей и не приходится так много ходить. В основном, к нам относились доброжелательно. Сборы резко повысились. Уже за месяц, за два удавалось собрать необходимую сумму. Это позволило охватить больше семей.

Почему люди не доверяют «Лучику»?

В сентябре 2016 года на нас впервые обратили внимание. Наверное, не стоит говорить, кто именно, это ни к чему, но люди серьезные. Созвали круглый стол на тему деятельности благотворительных фондов в крае, на который нас, естественно, никто не пригласил. Мы вообще обо всём этом только из СМИ узнали, и это было очень странно! Никто ничего не спросил, даже не попытался узнать. Сразу начались нападки.

Появились какие-то ролики по телевидению, статьи в СМИ, в которых нас выставляли в негативном свете. Говорили, что мы на самом деле не помогаем людям, а собираем деньги на себя, что мы обманываем. После этого инициировались массовые проверки: налоговая, прокуратура, ОБЭП, один за другим к нам стали приходить. Все проверки мы прошли спокойно.

Мы работаем согласно закону о благотворительности, никаких замечаний к нам не было и нет. Если бы деятельность была незаконной, нас бы давно уже закрыли.

Почти во всех муниципальных автобусах запретили пускать наших волонтёров. Мы себя ощущаем, как на войне. Люди везде ищут подвох.

Конечно, такая антипропаганда повлияла на нашу работу. Почти во всех муниципальных автобусах запретили пускать наших волонтёров. Прям объявления повесили: «Волонтёров БФ «Лучик» не пускать!». Наш руководитель даже ходил к директору ХПАТП, но в ответ услышал, что всё решает руководство. На этом фоне люди стали меньше нам доверять: все же смотрят телевизор, читают газеты.

Мы себя ощущаем, как на войне. Когда мы ещё регистрировались в министерстве юстиций, нам говорили, чтобы мы не ждали хорошего отношения, потому что благотворительность — это тяжело. Люди везде ищут какой-то подвох.

Один из новостных выпусков о законности деятельности благотворительных фондах в общественном транспорте. «Вести Хабаровск»

Семья Огневых

Ярославу Огневу 4 года. Он очень любит машины и научные книги про насекомых. От детских книжек, нахмурившись, отворачивается. Неинтересно. Бабушка Ярослава, Валентина Михайловна, говорит, что мальчик развит не по годам. Единственная проблема, из-за которой семье пришлось переехать из Солнечного в Хабаровск – это болезнь Ярослава. Врожденная склероатоническая мышечная дистрофия Ульриха не даёт мальчику стоять на ногах и самостоятельно передвигаться.

В «Лучик» семья обращалась уже несколько раз. Благодаря деньгам, которые фонд собрал для Огневых в первый раз, Ярославу удалось попасть на дорогостоящее лечение в Китай. Это позволило мальчику стать активнее и облегчил его движения.

«Понимаете, люди многие не верят в это. Когда у меня не было такой ситуации в жизни, я даже не вникала, что в мире столько больных детей. Каждая мать ведь хочет, чтобы её ребёнок был здоров. Чтобы он элементарно мог адаптироваться к жизни, несмотря на какой-то диагноз. Я надеюсь, и у нас получится это сделать».

Кому помогает фонд?

Поначалу мы помогали людям со всей страны, всем, кто к нам обращался, но потом решили, что на Дальнем Востоке достаточно детей, которым нужна помощь. Поэтому сейчас Хабаровский и Приморский края в приоритете.

Просьбы о помощи мы принимаем через сайт. Обращаются к нам достаточно часто, но берёмся мы не за каждого. Например, если просят собрать деньги на простые уколы, мы не считаем нужным устраивать сбор. Вообще, смотрим на состояние ребёнка и историю болезни, чтобы понять, в силах ли мы ему помочь. Конечно, стараемся охватить как можно больше детей. В этом году мы уже оказали помощь 13 семьям на общую сумму 2 миллиона рублей.

После лечения родители обязаны принести нам закрывающие документы, которые конкретно указывают, на что пошли собранные деньги. Все справки и счета есть у нас на сайте, доступ к ним, конечно, открытый.

После лечения родители обязаны принести нам закрывающие документы, на что пошли собранные деньги.

Некоторые люди говорят: «Да у нас всё бесплатно, эти дети не нуждаются в деньгах, обратитесь в соц. защиту, в думу, там помогут». Возможно раковых больных и лечат у нас в стране бесплатно, но мы собираем деньги на лечение детей с различными заболеванями, в том числе ДЦП. Да, это не лечится, но для того, чтобы ребёнка поддерживать в форме, нужна ежегодная реабилитация. Она как раз и не оплачивается государством. Реабилитация помогает ребенку, он начинает говорить, двигаться, оживает, приобретает необходимые навыки для нормальной жизни. Также мы приобретаем реабилитационное оборудование для детей-инвалидов с ограниченными возможностями.

Семья Губатенко

Когда мы пришли к ним в гости, Аделина встретила нас улыбкой и объятиями, а после беседы не хотела отпускать. У Аделины есть младший брат и старшая сестра. Она очень общительная и душевная девочка, которая любит свою семью. В детском саду ее очень хвалят, говорят, что настолько контактные дети – редкость.

За помощью Наталья Владимировна не решалась обращаться вплоть до рождения сына. Когда в семье появился малыш, оплачивать лечение стало тяжело, и родители Аделины пришли в фонд «Лучик», чтобы помочь своей дочери к школе догнать сверстников в физическом, умственном и речевом развитии.

«Честно, не ожидала, что так помогут. Уже через 20 дней, после обращения в фонд мы смогли отправиться на лечение. После него изменения, конечно, колоссальные.

Я очень долго не решалась обращаться в фонд, да и муж был против, потому что просить деньги всегда неудобно. Но потом поняли, что мы же не на алкоголь просим, а на здоровье ребёнка.

Сложно подобрать слова благодарности. Просто от души хочется сказать спасибо. Особенно волонтёрам. Я знаю, что ребята сталкиваются с разными людьми, и пропускают весь этот негатив через себя, даже не зная тех детей, для которых стараются. За это им, конечно, огромное спасибо!».

На что живёт фонд?

Согласно ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» и нашему уставу, все фонды в стране существуют за счет спонсорства и имеют право тратить 20% комиссионных на свои нужды. А у нас какие нужды? Ящики, форма для волонтёров, листовки, аренда офиса и всё. Поэтому мы, в основном, живём за счёт спонсоров, а комиссию со сборов берём крайне редко.

Так не только у нас, у всех фондов в стране. Надо же на что-то жить. Бывают случаи, редко, конечно, но перечисляют деньги с пометкой: «На содержание фонда».

У нас работает всего несколько человек: помимо учредителя, есть еще бухгалтер, заведующий деятельностью волонтёров, сами волонтёры и человек, который занимается нашим сайтом. Так же и в филиале во Владивостоке.

Мифы о волонтёрах

Больше всего негатива достаётся нашим волонтёрам. Они ежедневно выслушивают о себе какую-то грязь. Мы всегда им говорим, чтобы не выясняли отношения с людьми, пускай звонят нам, приходят сюда. Волонтёры просто делают своё дело – собирают деньги. Зачем выливать весь негатив на молодых ребят, которые ничего плохого не делают, я не понимаю.

За то время, что мы работаем с волонтёрами, мы часто слышим одни и те же выдумки от недоверчивых людей.

1) У нас работают 12 и даже 10-летние дети. Да, у нас были несовершеннолетние волонтёры, но всем им было больше 16 лет. Летом мы привлекаем школьников и студентов. Сейчас они все пошли учиться, волонтёров осталось только пять. Они все совершеннолетние. Это те ребята, которые помогают нам уже больше года.

2) Волонтёры пашут сутками. Они работают в свободное время, иногда выходят на час, иногда на весь день, как получится. Сейчас мы вообще сократили время работы волонтёров, потому что понимаем, что вот так постоянно дёргать людей неправильно. Чтобы не вызывать у них раздражения или чувство давления, мы не работаем по вечерам, когда все и так уставшие едут домой.

3) Волонтёры получают процент с ящика. С таким тоже очень часто сталкиваемся. Наши волонтёры работают бесплатно, как и полагается, но мы их всё равно поощряем. Мы не трогаем собранные средства, всё, что они получают – это немного денег на еду, чтобы не ездить весь день голодными. Они пойдут, купят себе шаурму в киоске, вот и вся зарплата.

По окончанию квартала, мы, правда, давали премию самым лучшим волонтёрам, там уже суммы посущественнее. Полторы и три тысячи рублей. Но это всё идёт за счёт спонсорства, из ящика деньги идут только нуждающимся.

Ролик фонда о том, как отличить волонтёра «Лучика» от мошенника.

4) Волонтёры разбивают ящики и забирают себе деньги. Такое просто невозможно, потому что в каждом ящике стоит камера и одноразовая пломба. Если бы такое произошло, мы бы об этом сразу узнали.

Когда мы только начинали работать с ребятами, мы выпустили ролик на ТВ, как отличить волонтёра от мошенника. Тогда просто случилась такая история, что одна женщина, выдавая себя за волонтёра, собирала деньги, которые забирала потом себе. Так получилось, что наши ребята сами её в полицию и сдали.

5) Такого фонда не существует. Бывали случаи, когда наших волонтёров забирали в полицию, на основании того, что такого фонда якобы не существует. В Хабаровске такое два раза было, а вот во Владивостоке постоянно.

Бывают, конечно, и приятные истории. Недавно, например, наш волонтёр зашёл в автобус, где ехала бабушка мальчика, которому собирали деньги. Так она там начала кланяться нашему волонтёру в ноги, благодарить его на весь автобус. Люди сразу начали деньги доставать, потому что поняли, что всё и правда идёт на благо. Но, несмотря на негатив, можно сказать, что в Хабаровске, в основном, добрые люди.

Семья Колгановых

Как всем особенным детям, Арсению необходимы большое внимание и особая любовь. Врачебная ошибка, допущенная при родах, привела к неизлечимому диагнозу, который требует пожизненного лечения. Узнав об этом, отец мальчика отказался от сына, оставив все заботы на плечи мамы и бабушки.

Екатерина долгое время даже не думала о том, чтобы обратиться за помощью. Она лечила и пыталась социализировать сына своими усилиями. Сколько бы врачи не качали головой, она ни разу не опустила руки.

В свои 9 лет Арсений может произнести только некоторые звуки, и ему с трудом даются даже элементарные бытовые навыки. Несмотря на это, Арсений очень старательный мальчик. Непрерывные ежедневные занятия и реабилитация позволяют идти вперёд в развитии.

В июле этого года, благодаря собранным деньгам, Арсению удалось попасть на лечебный курс. Он позволил мальчику сделать большой шаг вперёд и в очередной раз убедил его маму в том, что, если не сдаваться, нет ничего невозможного.

«Хочу высказать слова благодарности директору фонда «Лучик», волонтёрам, которые для таких деток, как мой, собирают средства, несмотря на порой неоднозначное отношение окружающих. А также всем неравнодушным предпринимателям, людям на улицах, в автобусах, которые не остаются в стороне».

«Мы всего лишь хотим помочь»

Нам часто говорят, что мы наносим какой-то ущерб государству, но в чём этот ущерб выражается? В том, что мы помогаем родителям, которым не помогло государство? Или, как нам однажды сказали, в том, что мы «дискредитируем» нашу страну, рассказываем, что у нас не всё хорошо, что лечение не всегда бесплатное, якобы мы все в невыгодном свете показываем. В этом ущерб? Ну если так и есть, то что поделать? Мы не хотим ничего плохого! Мы всего лишь хотим помочь людям. Просто помочь.

Оказать помощь БФ «Лучик» можно на их официальном сайте в разделе «Хочу помочь!».

Фото: Анастасия Джуляк

Обсудить материал и оставить комментарии вы можете в наших сообществах в социальных сетях: ВконтактеFacebook или Instagram.

Поделиться с друзьями: