Популярное
Лучшее

Написать нам

Ваше сообщение
успешно отправленно!
Скоро мы вам ответим.
Наш проект живёт за счёт рекламы. Отключите AdBlock. Мы скажем «Спасибо» и сделаем рекламу интересной.
Хабаровск
Александр Киняшов
06.07.2015
2450
Люди

Отправиться порисовать в Камбоджу и остаться там прорабом

Хабаровский художник Сергей Герлах решил организовать себе пленэр и улетел на несколько месяцев в Камбоджу (а почему бы и нет?). Там он успел объехать полстраны, нарисовать 50 этюдов, лишиться всех своих сбережений и попасть под арест. Об этих приключениях он рассказал «Пространству».

Фото: Василий Ус
Редактор: Марина Никитина

Интервью мы организовали в мастерской Сергея. Помещение как раз соответствовало представлениям о том, как выглядят рабочие места художников. Все горизонтальные поверхности заняты либо холстами, либо красками. Практически вся мебель сделана самостоятельно из дерева. Интерьер дополняют старые бытовые вещи, которые остались, наверное, ещё с советских времён. На подоконнике самовар. Современный плоский телевизор с сорокадюймовым экраном смотрелся бы в таком помещении нелепо.

Сергей встретил нас чаем с веточкой калины, и мы начали разговор с довольно банальных вопросов о цели, которую ставил Сергей перед поездкой в Камбоджу.

Сергей: Вообще, я ехал в творческую командировку. Специально заготовил для этого 50 холстов и ящик краски с кистями. Летел целенаправленно, чтобы рисовать, запечатлеть другую природу, изучить чужую культуру, а потом выставить этюды где-нибудь в Хабаровске.


ПХ: Здесь в мастерской есть работы из поездки?

Сергей: Здесь висят только три этюда (он показывает на стену, где находятся около десяти картин, где в основном изображён Хабаровск и его окрестности, но среди них есть три рисунка, картинка на которых резко контрастирует с хабаровской природой). Остальные находятся на выставке в Доме творческой интеллигенции. Некоторые холсты лежат где-то здесь, я их ещё не разворачивал.


ПХ: Сколько времени ты провёл в Камбодже?

Сергей: Чуть больше полугода. С конца октября до конца мая.


ПХ: До этого был в каких-нибудь других странах?

Сергей: Нет, первый раз за границу летал.


ПХ: Как решился на путешествие? И сам деньги копил или поехал от союза художников?

Сергей: У меня был хороший заказ в Хабаровске: роспись в баре «Гараж». После того, как получил деньги, я сразу же купил билеты на самолёт.


ПХ: Почему именно Камбоджа?

Сергей: У меня есть друг, который там путешествовал и часто звал с собой. Он показывал мне много фотографий. Особенно впечатлил древний храм Ангкор-Ват. В итоге мы с ним туда и отправились.


ПХ: Расскажи про свой маршрут.

Сергей: Сперва приехали в столицу – Пномпень. Мы провели там примерно сутки, а после на междугороднем ночном автобусе поехали в Сиемреап. Там уже взяли билеты на Ангкор-Ват (минимальная цена – около 20 долларов). Каждый день я с рассветом шёл на территорию древнего комплекса, а возвращался с закатом. Но так и не успел обойти его целиком. Я бы там жил, но постоянно выгоняла охрана. Как только солнце начинает садиться, примерно в пять часов вечера, посетителей просят уйти.

Чуть меньше месяца мы с приятелем пожили в Сиемреапе и отправились в Сиануквиль, где я взял в аренду байк и стал ездить по окрестностям.

ПХ: Ты сказал, что одной из целей было изучить другую культуру. Что теперь можешь рассказать про камбоджийцев?

Сергей: Они не привязаны ни к чему бытовому и не занимаются накопительством, как мы. Менталитет отличается, потому что в Камбодже нет зимы в российском формате. Местные жители могут проходить в шлёпанцах и шортах всю жизнь. Люди, даже богатые, не лишаются такой простоты. Обладатель «Лексуса» может легко где-нибудь остановиться, полежать в гамаке и поесть устриц из ракушек, а потом сесть обратно в машину и уехать домой на ужин.

У них не бывает вчерашней еды. Например, оставшийся вечером рис отдают на корм животным, а утром варят новую кастрюлю. Я общался с некоторыми поварами, и они говорят, что на второй день можно оставить только какие-нибудь фрукты или овощи, но только не мясо или рыбу. Хотя они любят странный соус из тухлых рыб, который имеет отвратительный запах, но когда его добавляют куда-нибудь при готовке, то вкус сразу преображается. У камбоджийцев ещё есть пристрастие – они любят всё зелёное: помидоры, бананы, манго. Жёлтое отдают свиньям.

В любой детали камбоджийцев можно увидеть традиции, которые прошли сквозь время. Отголоски прошлого можно услышать в их музыке, увидеть в свадебных церемониях. Я, кстати, успел заехать на пару дней во Вьетнам, пока жил в Сиануквиле. Вьетнамцы мне меньше понравились, хоть я был там совсем немного. Они больше европеизированы, даже буквы свои заменили на английские. В камбоджийцах больше первобытного. Именно в такую атмосферу я хотел окунуться, поэтому избегал туристических маршрутов. Некоторые места меня действительно впечатлили. Например, на берегу озера Тонлесап находится деревня на воде, в которой абсолютно все здания плавают и все передвигаются исключительно на лодках. Дети садились в тазики и гребли в школу. Местному населению на жизнь хватает одного доллара в месяц, например, чтобы приобрести бензин.

Цены в Камбодже, конечно, не сравнить с нашими. Там всё дешевле: еда, пластиковые трубы, интернет. Я взял в дорогу тысячу долларов, и мне этого вполне хватило.


Разговор от местных цен медленно перетёк в сторону наркотиков и островов. Я вспомнил роман Алекса Гарленда «Пляж», а Сергей – про Полонского. Того самого, который считается одним из богатейших людей России. Вспомнил, потому что жил у него на острове. Когда я соотнёс в голове два факта, стало ещё интереснее. Первый: все знают, что известного предпринимателя депортировали в Россию 17 мая. Второй: Сергей Герлах вернулся в Хабаровск именно в мае.


ПХ: Как вы познакомились с Полонским?

Сергей: Когда жил в Сиануквиле, я часто устраивал пленэры и многие меня видели. Со мной познакомился один человек, который работал на Юрьича (Сергей называл его именно так). Мы часто с ним общались, а однажды он позвонил и сказал: «Юрьичу нужны художники, за вами отправился катер». Уже на месте мне показали остров и мастерскую Полонского.


ПХ: Он сам рисует?

Сергей: Да. Берёт, допустим, холстик и закрашивает его золотым акрилом. Такое концептуальное искусство.


ПХ: А что ты у него делал?

Сергей: То же самое, рисовал. Он попросил сделать ему карты восьми островов, которые он купил в Камбодже, так как на тот момент нигде не существовало подробного плана архипелага. Ему понравилась живопись и он решил в такой манере запечатлеть свои острова. В итоге я сделал большую картину 1,5 на 2 метра, которую пришлось оставить там. Фотографии, к сожалению, тоже не сохранилось.

Сергей достал оцифрованную карту острова Кох Дамлонг, где находился дом Сергея Полонского. Периметр острова – около пяти километров. Там же на бумаге были фотографии различных архитектурных объектов. Среди них на глаза попался «Сад любви». Это фаллические скульптуры из дерева, которые расставлены согласно схеме атома химического элемента полония (этот элемент бизнесмен выбрал своим символом). Центр такого сада венчает огромный вытянутый вверх объект. Весь этот любовный ансамбль, по задумке, можно увидеть с космоса. «Он мыслит космическими масштабами».

Сергей: Когда я жил у Юрьича, то был ещё завхозом. У меня в подчинении находилось 60 рабочих, с которыми мы строили различные объекты и налаживали инфраструктуру острова.


ПХ: На каком языке ты общался с рабочими?

Сергей: Я выучил кхмерский, чтобы с ними общаться, так как они кроме своего языка ничего не знали.


ПХ: За такой короткий промежуток времени? А ты раньше изучал этот язык? Или, может, знаешь родственные языки?

Сергей: Я знал только английский. Да и то на школьном уровне. К тому же до приезда в Камбоджу я ни разу со школы не общался на английском языке.

Может быть, у меня получилось быстро выучить кхмерский из-за того, что мне это было интересно. Кстати, потом пришлось переучивать язык, так как я перенял манеру общения у рабочих, а они в основном были из деревни. Один знакомый, который изучал кхмерский, сказал мне потом, что я разговариваю как будто «по фене». Пришлось подтягивать «литературную» составляющую.


Сергей достал общую тетрадь, чтобы показать их письменность. Некоторые начальные страницы были исписаны одинаковыми буквами и словами как в прописях. Несмотря на кажущуюся нам сложность, художник уверил нас, что, на самом деле, всё гораздо проще. Иногда попадались фразы с русской транскрипцией. В основном это были выражения для того, чтобы давать распоряжения рабочим кхмерам. Сергей сказал, что кхмерский не имеет тональностей и по звучанию не сильно отличается от русского. 

ПХ: Уже есть планы на следующую поездку?

Сергей: Я хочу снова отправиться в Камбоджу, потому что ещё не всё успел посмотреть. У нас с приятелем были билеты до 20 декабря, но так получилось, что в Сиануквиле на одной из парковок у меня украли байк. А там в сидушке я держал все свои важные и дорогие вещи. В этот же момент подвернулось знакомство с Юрьичем, который помог потом внести залог за байк и вернуть паспорт. В итоге я работал на его острове с начала января до середины мая. Хотя я планировал там пробыть до августа – до срока окончания визы, но Юрьича как-то внезапно посадили.


ПХ: То есть ты присутствовал в момент, когда его арестовали?

Сергей: Ну конечно. Это произошло слишком внезапно.


ПХ: Ты был под арестом?

Сергей: Недолго, до ночи. Я им рассказал, кем являюсь, показал свои холсты, и меня отпустили. Мне повезло вырваться, потому что остальных депортировали в том, в чём арестовали – в шортах. 

После интервью мы отправились смотреть картины в Дом творческой интеллигенции. Некоторые истории, о которых рассказал Сергей мы увидели на рисунке.

Там были огромные лианы, которые обрастали вокруг дерева, сжимали его и убивали. Человек на фоне таких гигантов кажется крошечным.

Была река, которая меняет своё течение два раза в год – осенью и весной. В деревне, которая стоит на этой реке находится большая водяная мельница. «В первый раз когда я посетил эту деревню, колесо крутилось в одну сторону. Во второй раз оно уже двигалось в обратном направлении», – объяснил Сергей. Когда меняется течение, вода замирает на один день. В этот период традиционно проводятся соревнования по плаванию.

На картинах мы нашли ту самую деревню на воде, где дети чаще передвигаются вплавь, а не по земле.

Естественно, больше всего этюдов Сергей посвятил Ангкор-Вату.

Выставка будет открыта до 23 июля. Кстати, некоторые работы можно посмотреть на его странице в Instagram. 

Обсудить материал и оставить комментарии вы можете в наших сообществах в социальных сетях: ВконтактеFacebook или Instagram.

Поделиться с друзьями: