Популярное
Лучшее

Написать нам

Ваше сообщение
успешно отправленно!
Скоро мы вам ответим.
Наш проект живёт за счёт рекламы. Отключите AdBlock. Мы скажем «Спасибо» и сделаем рекламу интересной.
Хабаровск
Ольга Нижникова
15.09.2015
7097
Люди

Сам себе босс: парикмахер, работающий на себя

Андрей – владелец парикмахерского корнера. Работает там только он. Оля сходила к нему на стрижку и узнала, что значит «не работать на дядю», повлиял ли кризис на стоимость окрашивания и почему даже любимая работа порой не радует.

Фото: Александр Задорожный 

Об Андрее Закревском я узнала, когда впервые остригла волосы. За один визит к нему короткая стрижка превратилась в стиль. Потом начались эксперименты: из брюнетки в блондинку за один сеанс, из блондинки в рыжую, а тут забрей, а здесь оставь челку в пол-лица… За два-три часа с ним я успевала выговориться, посмеяться, выпить кофе, сбросить с десяток лет и всё время думала о том, как же просто ему всё даётся. Рука лёгкая, характер приятный, молодой такой, талантище и вообще. Поэтому на интервью шла с ожиданием стандартной схемы: «Я просто захотел и всё получилось, за год мой бизнес вырос, я теперь хочу бизнес побольше, сейчас ещё франшизу продам, партнёра возьму и заживём». Однако, реальность порой даёт сознанию волшебный пендаль. Обычно разговорчивый и открытый Андрей краснел, разговор непривычно прерывался, а стандартный рассказ предпринимателя оказался необычной историей настоящего ремесленника.


Оля: Андрей, как ты понял, что хочешь быть парикмахером?

Андрей: Я отучился на связиста два года, понял, что это не моё и решил что-то в жизни менять. Тогда я снимал квартиру пополам с парикмахером, который работал по выходным дома — всё было так интересно, что самому захотелось попробовать. Когда бросил учёбу, моя мама пребывала в шоке, но всё же согласилась мне помочь, и я пошёл учиться на курсы от Центра занятости населения. Они были бесплатными, а я боялся ошибиться в выборе профессии, поэтому решил не тратить деньги на какое-то продвинутое обучение. Вопреки мнению многих, эти курсы дают практически всё, что нужно, чтобы освоить профессию. Всё остальное ты узнаешь сам, если появится интерес.

Оля: Куда ты пошёл работать после окончания курсов?

Андрей: Теоретическая часть курсов занимает всего месяц, а на производственную практику от Центра занятости в учебной парикмахерской уходит полгода. После первых трёх месяцев ты можешь уйти в какое-либо другое заведение, которое примет тебя как практиканта. Тогда меня пригласили на работу в салон, который ещё не открылся. В ожидании открытия я работал в парикмахерской Вяземска под чу́дным названием «Москвичка». Её хозяйка казалась мне откровенно чудно́й, но она была лучшим мастером в городе, поэтому у неё было чему поучиться. Клиенты там были попроще и можно было легко набить руку и здорово поднатаскаться. Спустя девять месяцев открылся тот самый салон, в который меня приглашали, и я махнул обратно в Хабаровск.


Оля: Сразу открылись сказочные перспективы?

Андрей: Да, первая зарплата за месяц составила семь тысяч. У салона не было клиентской базы, и хоть он претендовал на люкс-класс, через полтора года всё же закрылся.

Оля: Депрессия не накатила?

Андрей: Накатила. Я стал сомневаться, что мне нужно оставаться в этой профессии, даже ездил на собеседование в какую-то компанию по продаже электрооборудования, чтобы работать в офисе на зарплате тысяч в 30. Но меня позвали в только открывшуюся парикмахерскую в «НК-сити». В торговом центре с высокой проходимостью клиентская база наработалась быстро. То есть примерно года через три-четыре моя профессия начала меня нормально кормить.


Оля: Тебе всегда хотелось открыть свой салон?

Андрей: Да вообще никогда не хотел этого, особенно когда понял, сколько всего нужно в нём делать. Но со временем решился на открытие своего уголка: в какой-то момент меня ужасно достала работа с людьми: коллегами, администраторами, директорами. Ты вечно кому-то что-то должен, дорожишь местом, лавируешь в пучине каких-то внутренних салонных страстей… Короче, я оформился как «индивидуальный предприниматель» и стал думать над тем, где же хочу работать. В один прекрасный момент мне отказали в отпуске, который тогда был просто необходим. Я психанул, позвонил другу и попросил помочь найти помещение в торговом центре. С этого всё закрутилось…

Оля: А оформление документов тебя не пугало? Налоги, декларации, бланки, печати…

Андрей: Когда работаешь в сфере услуг достаточно долго, некоторые вещи можно сделать намного проще. У меня был клиент-юрист, которому я заплатил тысячу рублей, и он подготовил все необходимые документы. Мне оставалось только поставить подписи. Хотя в этом особого смысла нет, поскольку на сайте налоговой есть бланки и образцы, ничего сложного. Однако на тот момент у меня вообще не было времени, нужно было зарабатывать на открытие: тратить два выходных в месяц на какие-то бумажки было выше моих сил.

Сейчас я даже не знаю, какая у меня система налогообложения — всё считает бухгалтер, который просто присылает мне нужную бумажку, а я её оплачиваю. Не вижу смысла забивать себе этим голову. Каждый должен заниматься тем, что ему нравится.


Оля: А как прошло открытие твоего корнера? И откуда вообще такое название?

Андрей: Открытие было сумасшедшим. Во-первых, оно затянулось почти на полгода, хотя я точно знал, чего хочу, конкретно представлял себе всё: от цвета стен до размера зеркал. Место я нашёл благодаря знакомым, дизайнера Ирину Егорову тоже. Во-вторых, бюджет открытия рос на глазах: я рассчитывал на 500 тысяч, подразумевал, конечно, 700, а в общей сложности на все ушло 1 200 тысяч рублей. Благо, кредитов удалось избежать — спасли мои накопления и друзья, одолжившие деньги. Но как раз, чтобы не брать кредиты, приходилось работать с двумя выходными в месяц, которые уходили на подбор материалов и контроль ремонта в корнере. В общем, свободного времени не было вообще.

Название выбиралось всем миром, наверное. Со всеми друзьями обсуждал, искал, с дизайнером советовался. Не скажу, что это было как-то спонтанно, но когда появилось название «Хлопок», это отразилось практически на всём.

Оля: Много приходилось доучиваться и повышать квалификацию?

Андрей: Конечно, участвовал во множестве семинаров — к ним имеют доступ практически все парикмахеры, но почему-то не все пользуются этой возможностью. Нужно понимать, что на таких семинарах тебя не будут учить всему заново. Просто выходит новый тренд, например, модные цвета осени, какая-нибудь марка выпускает свои технологии окрашивания, и ты идёшь их узнавать. В интернете достаточно обучающих видео, работающий мастер может многое оттуда почерпнуть. Минус работы на себя в том, что очень легко закиснуть. В коллективе из нескольких мастеров каждый приносит что-то новенькое, а когда ты один, то всю информацию нужно искать самому и делать это достаточно часто.

У меня есть планы поехать учиться за границу, больше всего хочу в Лондон в школу Toni&Guy или в Париж.


Оля: Работа на самого себя предполагает нереальную ответственность перед клиентами. У тебя и так запись на полтора-два месяца вперёд. Что ты делаешь, когда болеешь или хочешь в отпуск?

Андрей: Не болею — иду и работаю, болею — иду и работаю. Если не могу стоять на ногах, то переношу запись на свои выходные, на любое свободное время. Но возвращаться в салон до сих пор не хочу.

Отпуск я планирую за два-три месяца, могу уехать куда-нибудь на две недели без последствий для клиентов.


Оля:
А администратора никогда не хотел себе взять? Всё-таки трудно работать с клиентом и тут же кого-то по телефону записывать-консультировать.

Андрей: Это вполне реально, но сложно. Администратора нужно обучить, вся загвоздка в том, чтобы знать особенности клиента. На одну и ту же работу с разными людьми будет уходить разное время, а пока человек изучит их… Новых клиентов я записываю очень и очень редко, да и не каждый готов ждать полтора месяца, чтобы подстричься. Я знаю, как часто мои постоянники будут ходить, а если брать много новых, то они не смогут попасть в нужное для них время. Вообще у меня есть лист ожидания для новых клиентов, и если освобождается какое-то время, то я по нему приглашаю. Но новый клиент — это всегда стресс, он, конечно, нужен, но не постоянно.

Оля: А есть у тебя какой-то образ клиента? Кто к тебе чаще всего приходит?

Андрей: Да я как-то не заморачиваюсь этим. Есть клиенты, которые со мной уже лет семь-восемь. Есть те, кто уходил и вернулся. Многие приходят по рекомендации. В основном, взрослые женщины, которые могут позволить себе мои услуги. Я стараюсь держать цены ниже салонных, но и ниже своей планки опускать не буду. С мужчинами работать не люблю — они закостенелы и с ними психологически сложно работать.


Оля: На тебе как-то отразился кризис?

Андрей: Выросли расходы процентов на 20-30. На сферу услуг кризисы мало влияют. Если я подниму цены процентов на 30 (как и положено), чтобы остаться на плаву, то часть клиентов может уйти. Поэтому я остановился на 10-15 процентах, необходимых, чтобы окупить материалы. Пока во мне есть внутренняя удовлетворённость работой, никакие кризисы не страшны.

Оля: А на каких материалах, с какими инструментами ты работаешь?

Андрей: Я раньше всегда работал на L’Oréal, но у них были вечно какие-то проблемы с доставкой: из нужного ничего не было, приходилось заказывать впрок. Когда задумался об открытии своего корнера, то понял, что хочется чего-то нового. О краске La Biosthetique я слышал давно и как раз в ту пору мне предложили стать технологом марки. Они только заходят на наш рынок, поэтому с ними комфортно работать. А клиентам, на самом деле, всё равно, на чём я работаю, они мне доверяют. Один раз слышал фразу: «Помидоры на рынке одни и те же, а готовят их все по разному». Можно убить волосы краской любого уровня. За годы вырабатывается чутье и понимание отличий того или иного бренда.

Инструменты покупаю в местных магазинах, но у нас в большинстве случаев один ширпотреб, который меня по качеству уже не удовлетворяет, поэтому заказываю через интернет и многое приобретаю в поездках за границу. Ножницы у мастера всегда должны быть лучшими — это такой инструмент, который никому доверить нельзя.

Оля: Чем бы тебе сейчас хотелось заниматься?

Андрей: Парикмахерством я сейчас зарабатываю на жизнь и всё чаще случаются моменты усталости, когда тебе уже не в радость любимая работа. Мне бы хотелось перевести работу в приятное хобби, но для этого нужно уменьшить её количество. Занят поисками того, что меня так же радовало бы, приносило доход и разнообразило мою занятость.


Оля: Ты никогда не думал снять квартиру и просто работать в ней? К чему было заморачиваться корнером?

Андрей: Квартира, аренда места рабочего и тому подобное.. Я вырос из этого. Мне нужно было место, где было бы одинаково приятно мне самому и клиенту, где все так, как я хочу и как задумал. У меня получился эдакий салон в миниатюре. Где мне хорошо работать, а клиенту приятно проводить время. В нём есть шкаф для одежды, склад, миникухня, лаборатория, телевизор. Журналов нет… Терпеть их не могу (смеётся). Клиенты могут принести своё чтиво, либо я им могу дать iPad. Я сам варю кофе, по желанию добавляю корицу, сироп, молоко, предлагаю несколько видов чая и конфет тем, кто не любит кофе. А так как мы с клиентом спрятаны от посторонних, я всегда говорю, что у меня возможно всё! Можно посмотреть любой фильм или сериал, можно послушать любую музыку, можно снять туфли, можно развалиться на кресле и расслабиться. Я постарался сделать пребывание клиента максимально комфортным. Мои клиенты получают многое из того, что не могут предложить салоны и домашние мастера.

Обсудить материал и оставить комментарии вы можете в наших сообществах в социальных сетях: ВконтактеFacebook или Instagram.

Поделиться с друзьями: