Популярное
Лучшее

Написать нам

Ваше сообщение
успешно отправленно!
Скоро мы вам ответим.
Наш проект живёт за счёт рекламы. Отключите AdBlock. Мы скажем «Спасибо» и сделаем рекламу интересной.
Хабаровск
Новичок проекта
10.07.2015
2343
Истории домов

Хабаровские истории в трёх домах. Выпуск 5

Какое наследство оставили хабаровчанам виноделы Хлебниковы в подвале аптеки на Муравьёва-Амурского, в каком архитектурном памятнике жили высокие чины Хабаровска, и какой дом мог себе позволить ведущий хирург Дальнего Востока до Великой Отечественной войны? Ответы читайте в очередном выпуске хабаровских историй.

Текст: Анна Незнанова
Фото: Сергей Колобов, Роман Лавров
Редактор, вёрстка: Александр Киняшов
Корректор: Юлия Иванова

Дом Хлебникова 

Однажды, в 70-х годах прошлого века, рабочие разобрали подвал при городской аптеке №84 на Муравьёва-Амурского. Эту аптеку все знают: характерное для «красной линии» здание в стиле «русский модерн» жёлто-салатового цвета, в кирпичной части которого сегодня находится фитобар и вход в Филармонию, а чуть дальше – ТЮЗ. При разборе этого подвала нашли несколько ящиков с вином. Нетрудно было догадаться, откуда оно там взялось: до революции это здание было доходным домом виноделов Хлебниковых.

В Хабаровку мещанин Иван Николаевич Хлебников с супругой Матрёной и сыновьями переехал в 1878 году. Здесь они приобрели земельный участок на углу Большой и Инженерной улиц (соответственно, часть Муравьёва-Амурского и Тургенева) и построили там небольшой деревянный дом с погребом.

Перед тем как обосноваться в Хабаровке, Хлебников путешествовал по всему Дальнему Востоку, выбирая место для реализации своей идеи – производства вина из дикого винограда. Больше всего ему пришлись по душе дикоросы Хабаровки, но первое время дело продвигалось медленно – семейство Хлебниковых осваивалось в провинциальном городе, обзаводилось хозяйством. Винный бизнес не заладился из-за череды происшествий: в 1884 году сгорел деревянный дом Хлебниковых, ещё через год новое несчастье – умерла жена Ивана Феофановича, сам винодел влез в большие долги. Винное дело Хлебников возобновил два года спустя, собрав всю волю в кулак. В небольшом городке на отшибе нашей великой и необъятной страны с его унылой гарнизонной жизнью дело сулит стать прибыльным. И вот, к 1891 году Иван Хлебников добился производства двух тысяч вёдер – столько потребляли хабаровчане в год. Такие дозы всяким современным борцам за трезвость и в страшном сне не виделись. Тем более, когда такой алкоголь оценивает и хвалит сам будущий царь, цесаревич Николай. Представленное Хлебниковым вино из местных дикоросов очень понравилось цесаревичу, который прибыл в Хабаровку весной 1891 года. За это вино Николай наградил его золотой царской монограммой, украшенной бриллиантами.

В 1891 году Хлебниковы расширяются: строится одноэтажный каменный дом с подвалом – ренсковым погребом (такие были при всех магазинах, торгующих вином). В погребе располагался «Первый паровой спиртоочистительный завод торгово-промышленного товарищества М. И. Хлебников и Ко», в котором производились такие марки вин, как «Кристалл №40», «Реномэ – 80» и др. Примерно к этому же времени была построена Уссурийская железная дорога, и у отца и сыновей Хлебниковых появилось больше возможностей для производства вина. Дикий виноград железной дорогой им привозили крестьяне и китайцы из окрестностей Шмаковки и долины рек Иман и Уссури. В таких условиях винное дело стало приносить ещё больший доход, и в 1901-1902 годах Хлебниковы строят второй этаж, а через 10 лет их владения расширяются по стороне Муравьёва-Амурского (сегодня это кирпичная сторона – вход в Филармонию).

Несмотря на то, что винное дело Хлебниковых продвигалось вполне успешно, в 1914 году сыновья Ивана Хлебникова продают бизнес одному хабаровскому купцу и переезжают в Харбин, оставив всё имущество в залог купцам Пьянковым. В январе 1917 года дом за недоимки продали, а позже, в 1922 году, национализировали. Позже в этом здании был аптечный склад, Крайздрав, различные управления, тресты и конторы, в том числе и управление милиции. Во время Великой Отечественной войны здесь было отделение Красного креста, а с июня 1946 года открылась аптека №84, которая действует и по сей день. Что касается той находки в 70-х годах, то эти ящики с вином исчезли неизвестно куда. Видимо, кто-то оценил наследие Хлебниковых по достоинству.

Дом Пахорукова 

Дом на Волочаевской улице, 159, который находится напротив колледжа искусств, до революции был особняком городского нотариуса Павла Феофановича Пахорукова, который переехал сюда с женой Эмилией Яковлевной в 1902 году. Сначала они снимали квартиру в доме на Лисуновской улице (сегодня Комсомольская), а через год переехали в отдельный дом на Корсаковской улице – такое название раньше принадлежало Волочаевской. В исторических справочниках пишут, что этот особняк Пахоруковы построили в 1912 году. Но это не совсем так. Краевед Анатолий Жуков говорит, что это была реконструкция уже существующего дома, первый этаж которого был каменным, второй – деревянным. Реконструкция длилась около года, ею руководил архитектор Борис Малиновский. После реконструкции дом изменился до неузнаваемости – деревянный этаж обложили кирпичом и покрасили, к нему надстроили шатровую крышу и просторную веранду.

Павел Пахоруков работал городским нотариусом в Хабаровске многие годы. По заказу клиентов он составлял завещания, различные справки и договоры купли-продажи недвижимого имущества. В 1910 году он стал гласным городской думы (то есть депутатом).

Вместе со своей женой Эмилией Яковлевной он был известен своими делами, связанными с благотворительностью. Он помогал детям шестого городского училища и был почётным попечителем этого заведения. Также Павел Пахоруков являлся одним из директоров Хабаровского отделения Приморского областного комитета Попечительного о тюрьмах общества и состоял членом совета Хабаровского общества взаимного кредита. Эмилия Яковлевна нередко устраивала приёмы и чаепития для детей. В их доме они проводили для своих подопечных новогодние вечера и карнавалы, помогали денежными пожертвованиями, на которые покупали учащимся одежду, обувь, а также школьные принадлежности.

Но жили Пахоруковы в особняке недолго – весной 1913 года Павел Феофанович тяжело заболел и вскоре умер, а его жена Эмилия Яковлевна сначала вышла замуж за врача хабаровского лазарета. В разгар Гражданской войны, в 1922 году, она уехала сначала во Владивосток, а потом эмигрировала в США, где завела нового мужа. Особняк заняли японцы, там некоторое время располагалась японская военная миссия. В 1922 году дом был национализирован, а имущество Пахоруковых – конфисковано. Через год это здание отвели под квартиры высшего начальства Дальревкома, а после Великой Отечественной войны здесь был детский сад №66. Затем внутренние помещения перепланировали под гостиницу крайкома КПСС.

В советские годы в этом презентабельном доме жил первый секретарь крайкома КПСС Хабаровского края Алексей Чёрный (это как губернатор сегодня), также здесь была резиденция полпреда президента РФ в ДФО Константина Пуликовского. Сейчас владельцем Дома Пахорукова является ХНПЗ, который выкупил его в 2005 году за 29 млн рублей. Это здание с определенным налетом пафоса считается одним из лучших архитектурных памятников Хабаровска, в почти неизменном виде особняк можно видеть и сегодня, в том числе и элементы декора в виде разных белочек, масок и ореховых листьев. Только по достоинству оценить всю красоту дома проблематично – мешает высокий каменный забор и деревья.

Дом Здановского

Дом по адресу Истомина, 48 , в котором сегодня располагаются творческие мастерские известного дальневосточного иллюстратора Геннадия Павлишина, раньше принадлежал хабаровскому хирургу, профессору Сергею Несторовичу Здановскому. Как говорят историки, он был для нашего края уникальным человеком, прибыл сюда после окончания Санкт-Петербургской военной академии в 1914 году и со временем стал одним из ведущих хирургов не только города Хабаровска, но и всего Дальнего Востока. И хотя дом профессора со временем значительно изменился, поменял цвет и приобрел надстройку, частицу быта семьи профессора Здановского сегодня каждый может увидеть в Гродековском музее. Дело в том, что в 90-е годы потомок Здановского передал часть вещей из квартиры профессора музею, которые легли в основу экспозиции квартиры дореволюционного Хабаровска. Коллекция включала в себя предметы мебели, некоторые личные вещи, большую коллекцию фотографий, которая рассказывает непосредственно о докторе Здановском. По большей части это фотографии 30-х годов, дореволюционных фотографий там буквально 2-3. 

«Сама экспозиция создавалась в 96-97 годах, и когда встал вопрос о создании городского интерьера, естественно, хотелось привязать этот интерьер к определенной личности. И так получилось, что наиболее интересная и полная коллекция, которая могла этот предмет отразить, оказалась как раз-таки коллекция, переданная сыном Здановского. Там были стол-бюро – тот рабочий стол, за которым Сергей Несторович работал – часть предметов из его дома, табличка с названием «доктор Здановский» на улице Истомина, а также некоторые семейные фотографии», – рассказал ведущий научный сотрудник научно-исследовательского отдела истории Гродековского музея, кандидат исторических наук Денис Ляхов.

Некоторыми особенностями из жизни семьи Здановских поделилась хабаровская журналистка Юлия Терентьева: «Наша семья жила в доме ниже дома Здановских. Деревянная одноэтажка, в которой до революции жили работники торгового дома Кунста и Альбертса. Мама в детстве дружила с сыном Здановских. По рассказам мамы, у них был роскошный сад. Уж не помню, что там росло, но она всегда, когда ходила мимо, вспоминала. Ещё у Здановских был пёс Миша, очень обидчивый. Здоровенный лохматый кобель после мытья превращался в тощую борзую, над которой все смеялись. Тогда Миша залезал под круглый обеденный стол и пока каждый (да-да, каждый) член семьи не подходил, точнее, подлезал с извинениями, не выходил оттуда».

К сожалению, в 1938 году профессор Здановский попал под волну репрессий. И хотя его никуда не выслали и позже отпустили, современники отмечают, что это очень негативно на него повлияло. После этих событий он несколько замкнулся в себе, но, в целом, оставался таким же деятельным человеком, занимался хирургией и был известен как один из основателей кафедры акушерства и гинекологии ДВМГУ в 30-е годы.

В годы Гражданской войны Здановский спасал и красных и белых, не делая разницы, на какой стороне люди воюют. Говорят даже, что партизаны специально разыгрывали его похищение, чтобы за свою помощь им он не пошёл под трибунал. Доказательств этой версии с похищением нет, зато такая ситуация описывается в рассказе современного русского писателя Сергея Алексеева, который называется «Награда Здановскому».

«Вот и отправился посыльный от партизан в Хабаровск. Обратился к хабаровским коммунистам-подпольщикам. Известен подпольщикам врач Здановский. Главный хирург он в военном госпитале. Знали подпольщики – симпатизирует доктор красным. Поговорили хабаровские подпольщики со Здановским. Согласен он оказать помощь партизанам. Но как? Это же 170 километров от города. Как же может покинуть Здановский Хабаровск? – А мы вас похитим, – сказали Здановскому. Усмехнулся Здановский. Подумал. Дал он своё согласие», – это отрывок из рассказа.

Эта и ещё много других историй входят в сборник рассказов автора о Гражданской войне «Красные и белые». Что касается дальнейшей судьбы дома, то некоторое время в нём располагалось Хабаровское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории архитектуры, а позже этот дом приглянулся Геннадию Павлишину, который открыл там свою творческую мастерскую. Здание было до неузнаваемости переделано и сейчас оно находится за высоким забором и густыми деревьями, поэтому с дороги его не увидеть, а внутрь не попасть.

Хабаровские вести, №25 от 16 февраля 2001 года, «Барский особняк с японскими книгами». Хабаровские вести от 31 января 2003, «Вино царской пробы». А. Жуков.  

Обсудить материал и оставить комментарии вы можете в наших сообществах в социальных сетях: ВконтактеFacebook или Instagram.

Поделиться с друзьями: