Популярное
Лучшее

Написать нам

Ваше сообщение
успешно отправленно!
Скоро мы вам ответим.
Наш проект живёт за счёт рекламы. Отключите AdBlock. Мы скажем «Спасибо» и сделаем рекламу интересной.
Хабаровск
Новичок проекта
25.05.2015
2862
Истории домов

Хабаровские истории в трёх домах. Выпуск 4

Нераскрытая загадка потайной комнаты в Военно-историческом музее. Дом, который построил японский фотограф. Суета и толкучка на речном вокзале. Всё это в новой статье про историю Хабаровска.

Фото: Сергей Колобов
Редактор, вёрстка: Александр Киняшов
Корректор: Юлия Иванова

 

История № 10

Военно-исторический музей: банк и тайная комната 

Здание, в котором сегодня находится Военно-исторический музей, было построено в 1889 году. Строилось оно под первый в Хабаровске Государственный банк. В те годы банковская деятельность очень способствовала развитию инфраструктуры растущего города, население которого к тому моменту составило около 10 тысяч жителей.

Примечательно, что уровень преступности в Хабаровске тех времен не достиг того же размаха, как на активно застраивающемся американском Диком Западе, где ни один банк не был застрахован от дерзкого ограбления. Хабаровск в основном был городом чиновников и военных. Жителей больше всего привлекали выпивка, еда и развлечения, а в остальное время они предпочитали вести спокойный, размеренный образ жизни. Но спокойствие это длилось недолго.

До Хабаровска дошла новость о революции, и в сентябре 1918 года город сдался отряду атамана Уссурийского казачьего войска Ивана Калмыкова, предводителя белоповстанческого движения в Приамурье. Казаки удерживали город до февраля 1920 года. Когда под натиском красных частей они начали отступать, Калмыков дал приказ своему подчинённому, полковнику Юрию Савицкому, арестовать служащих Госбанка и вместе со всем золотым запасом, который принадлежал николаевским золотопромышленникам, перейти в штаб.

Небольшой вооруженный отряд под командованием Савицкого отправился в банк, где потребовал ключи от хранилища под угрозой применения огнестрельного оружия. Служащие банка сначала запротестовали, а управляющий вовсе впал в истерику, но сопротивляться вооруженным бандитам они не могли. Под конвоем сейф-комнату вскрыли и вынесли все золото (36 или 38 пудов, по разным архивным документам).

Конфискованные слитки на хранение передали в союзный японский штаб под расписку капитана Акабе. Вместе с золотом атаман Калмыков сдал на хранение японскому капитану и свои личные вещи, среди которых были золотой портсигар и алмазная булава. В приказе отряду было сказано, что в будущем это золото пойдёт на нужды молодого дальневосточного казачества. Далее всё это золото (а может быть, и не всё) бежавший от красных преследователей Калмыков вывез на пароходе в Китай, где и был убит, а золото отправили дальше – в Японию. В конце Гражданской войны николаевские золотопромышленники вышли на полковника Савицкого с предложением отправиться в Японию, чтобы вернуть свое золото, пообещав ему некоторую его часть. Обговоренную сумму Савицкий планировал распределить между выжившими членами своего отряда, эмигрировавшими в Китай. Удалось ли ему договориться с японцами и на каких условиях – так до конца и неизвестно. Неизвестно также, могло ли остаться что-то в хранилище Госбанка, так как у историков есть некоторые подозрения по этому поводу.

Есть мнение, что на первом этаже Военно-исторического музея в Хабаровске есть потайная комната. По разным версиям, у неё могло быть несколько назначений, и самая интересная из них – это хранилище, в котором лежит часть золотого запаса, спрятанного Калмыковым. Подробности рассказывает научный сотрудник музея истории Хабаровска Сергей Романов.

Сергей Романов: В 90-е годы, когда я работал в музее ДВО, ходил слух, что там есть комната, где атаман Калмыков скрыл часть золотого запаса. Характерно, что на втором этаже комната есть, а на первом этаже на этом месте – простенок. Когда в музее был ремонт, мы в эту стенку постучали – раздался глухой звук. Тогда мы решили немного её разобрать и добрались до кладки из дикого облицовочного камня, а за ним – какое-то помещение. Дальше мы не пошли. Есть разные предположения, для каких целей могла служить эта комната. Кто-то говорил, что там вылезала скала. Но, честно говоря, в это слабо верится, так как скалу, скорей всего, взорвали бы при строительстве.

Был ещё один случай, связанный с потайной стеной. Тогда мы по очереди заступали на дежурство в ночную смену, и однажды обход совершала сотрудница, которая дежурила с овчаркой. Во время обхода овчарка начала лаять на эту стену. Что собаке почуялось – неизвестно. Через несколько дней после этого происшествия пришёл какой-то человек из органов. С собой он принёс эндоскоп, с помощью которого просветил стенку. Но что ему показал этот прибор, он не сказал. Сказал только, что там, скорей всего, лежит строительный мусор. Комнату так и не открыли. Были также подозрения, что там может быть обыкновенный старый дымоход или сток, так как однажды на том месте под полом появилась вода. В общем, так и непонятно, что это за скрытое помещение. Чтобы это выяснить, надо взять и разобрать стенку, тем более, что никаких выставочных экспонатов на том месте не стоит. Мне кажется, что, если бы краеведы захотели, то эту стенку могли бы с лёгкостью разобрать и узнать, что же скрыто за этим диким камнем.


История № 11

Дом Такеучи: фотограф из Японии и его фотомастерская 

Знаменитый дом Такеучи, который стоит на красной линии на углу Муравьева-Амурского и Комсомольской улиц, был построен в 1905 году. Земельный участок, на котором сегодня стоит это здание, в конце 19 века выкупил городской мещанин Козьма Бердников. Документы на владение землей в 19 квартале на участке №144 ему были выданы Хабаровским городским общественным управлением 24 ноября 1887 года. На этом месте он построил себе одноэтажный деревянный дом и жил в нём со своей женой. После своей смерти мещане завещали этот дом вместе с землёй церкви. «Для вечного поминовения моей и жены моей Дарьи Георгиевой душ» – было написано в документе. Акт закрепления участка за Успенским собором, в котором тогда была сконцентрирована местная церковная власть, был подписан 20 апреля 1905 года.

Через год церковь сдает этот дом в аренду доверенному японской рыбопромышленной компании в Хабаровске Исиди Такеучи (или Ичидзи – в разных источниках его имя пишется по-разному), который был в те времена известной в городе фигурой. Исиди переехал в Хабаровск в 1896 году в возрасте 26 лет и в первое время зарабатывал на жизнь фотографией. Но в небольшом городе таким ремеслом прокормить семью было сложно, поэтому он связал свою судьбу с более прибыльным на тот момент рыбным промыслом. Однако сначала в арендуемом здании он открывает фотомастерскую. Остальные помещения сдаются в аренду под небольшие магазины и салоны.

3 мая 1911 года Успенский собор заключает с Такеучи новый договор, по которому предприниматель получает в аренду весь участок и обязуется построить вместо старого деревянного новый двухэтажный каменный дом с подвальным помещением. На свои средства Такеучи также обязуется оснастить дом всем необходимым санитарно-техническим оборудованием, проложить канализационные трубы до самой речки Чердымовки и устроить теплые ватерклозеты английской системы. После окончания контракта (срок до апреля 1923 года) он должен вернуть церкви этот участок земли вместе с новым строением.

Начало строительства здания в 1912 году запечатлено на фотографии. Она хранится у внука Исиди Такеучи, который когда-то переписывался с известным в Хабаровске краеведом Анатолием Жуковым и прислал ему это фото. 

Дом построили в стиле «модерн». Визитной его карточкой, а также центром и акцентом композиции здания является цилиндрический эркер, увенчанный куполом. Возвышаясь над аттиком, эркер придаёт эффект равновесия двум несимметричным фасадам. Нижняя часть эркера (на уровне второго этажа) прорезана тремя окнами, а в верхней части, над окнами, размещены три одинаковые декоративные вставки с изображением монограммы Такеучи. Композиция состоит из крупной буквы «Т», круга с листьями и звездочками внутри него, присутствуют элементы, характерные для японских иероглифов.

На первом этаже находились магазины, в которых продавали одежду и драгоценности, а на втором была гостиница «Русь» с роскошным рестораном Миллера. В 1921 году у здания появились новые арендаторы, и гостиницу переименовали в «Шанхай». После национализации в 1923 году вместо неё открылась первая в Хабаровске советская, пусть и коммунальная, гостиница, а место ресторана заняла простая столовая для рабочих. Примерно в то же время выходит закон об отделении церкви от государства, и церковный договор на аренду теряет свою силу. Примечательно, что в 80-х годах прошлого века возродившаяся епархия решила снова поднять вопрос принадлежности здания. Тогда епископ Гавриил обратился к краеведу Анатолию Жукову с просьбой собрать архивные документы, касающиеся этого дела. Но, как сказал Жуков, тогдашний губернатор Виктор Ишаев отказал РПЦ в этой просьбе.


История № 12

Речной вокзал: первые торговцы из Китая и запах рыбы

Сейчас с трудом можно представить себе, что одно из самых спокойных мест в центре Хабаровска – современный Уссурийский бульвар с речным вокзалом – когда-то было оживлённым местом с суетой и толкучкой. Там располагался Нижний рыбный базар, который являлся сосредоточением местной торговли. Он примыкал к главной улице города – Алексеевской (ныне Шевченко).

Первыми (в конце XIX века) здесь начали торговать китайцы, которые приплывали на своих лодках с берегов Уссури и Сунгари. В основном они продавали рыбу, как и местные аборигенные народности – гольды и ульчи.

«В длинных черных халатах, в маленьких круглых черных шапочках с цилиндрический пуговкой наверху и косой, кончающейся у самых пят черной кисточкой, – китайские торгаши. У возов картошки белые, как лебеди, корейцы. В мясных рядах тихо и скучно: покупателей не больше продавцов. Люди с рыбой – кормой к берегу», – так описание представителям местной торговли дал хабаровский краевед Анатолий Жуков.

Русские купцы и торговцы появились здесь чуть позже. Пожалуй, никого уже не удивит, что тон местной торговле задавали купцы Плюснины, которые также потратили немало средств на обустройство рыбного базара. Сначала там появились централизованные деревянные ряды, а в 1899 году на деньги Василия Плюснина (31 500 ₽) на месте современного речного вокзала построили каменные ряды в два этажа. Нижний этаж сдавался в аренду разным торговцам, верхние арендовали под складские помещения крупные городские предприятия.

На базаре всегда было тесно и людно. Не было свободных мест на деревянных рядах, которые загромоздили собой всю площадь, так что место это было рыбным как в прямом, так и в переносном смысле. Кроме рыбы – самого ходового товара – здесь ещё продавали овощи и картофель, мясную продукцию (куры, свинина), а на периферии базара стояли ряды с продукцией харбинских и благовещенских мукомольных фабрик.

В 1925 году каменные торговые ряды были муниципализированы, а в 1933 году это строение отвели под устройство речного вокзала. Сам базар просуществовал ещё добрых 20 лет. Ликвидировали его только в конце 50-х годов, так как было решено перенести городской рынок в район пересечения Амурского бульвара с улицей Льва Толстого (современный Центральный рынок).

В Хабаровске были и другие рынки, которые образовывались на перекрёстках и крупных площадях. Так, был небольшой рынок на так называемом военном плацу (сегодня это многострадальная площадь Серышева), позже – в районе площади Славы. Главная площадь Ленина, которая до революции носила имя Николаевской, также какое-то время была сосредоточением торговли.

«На Николаевской площади, где все загромождено возами, бревнами, дровами, навозом… Трехъярусная брань оглашала площадь после того, как мужичок «согреется с устатку» в полном из здешних гостеприимных притонов, учитывающих людские страсти в свою пользу», – цитирует краевед Жуков старую городскую газету «Приамурье». Как видно, злачными местами в старом Хабаровске слыли не одни лишь базары, раз в газетах отмечались такие пикантности, но про это мы расскажем уже в следующей истории.

Обсудить материал и оставить комментарии вы можете в наших сообществах в социальных сетях: ВконтактеFacebook или Instagram.

Поделиться с друзьями: