Популярное
Лучшее

Написать нам

Ваше сообщение
успешно отправленно!
Скоро мы вам ответим.
Наш проект живёт за счёт рекламы. Отключите AdBlock. Мы скажем «Спасибо» и сделаем рекламу интересной.
Хабаровск
Новичок проекта
26.02.2015
4144
Истории домов

Хабаровские истории в трёх домах. Выпуск 3

Зачем Гестапо интересовалось ЦУМом, почему северная часть центральной набережной считалась траурной, и что построили из кирпичей первого хабаровского собора? Читайте третью часть хабаровских историй.

Текст: Анна Незнанова
Редактор, вёрстка: Александр Киняшов
Корректор: Юлия Иванова

История №7 
ЦУМ: «Чашка Чая» и австро-венгры

В 1914 году на главной городской улице Муравьёва-Амурского построили очередной доходный дом. Он принадлежал купцу Архипову и имел необычный, по сравнению с другими зданиями Хабаровска, облик: очень строгий модерн серого камня с высокими полукруглыми окнами. Некоторые, правда, считают, что ЦУМ построен в барочном стиле (европейский вычурный стиль, характерный для 17-18 веков), но им там и близко не пахнет. Это стандартный серый модерн. 

На первом этаже доходного дома располагались магазины, остальные этажи занимали гостиничные номера. Вообще, вся улица Муравьёва-Амурского была застроена гостиницами, начиная от дома Плюснина (сегодня это Краевая научная библиотека) и заканчивая отелем «Бельведер» («Совкино»).

С ЦУМом связана одна трагическая история (не можем без них обойтись), которую вы, пожалуй, уже могли слышать. В 1914 году на первом этаже здания открылось благотворительное заведение под названием «Чашка чая». Дело было в годы Первой мировой войны. Вернувшиеся с фронта раненые могли там бесплатно поесть и выпить чаю, а заодно и послушать музыку. Через год после открытия там начал выступать симфонический оркестр военнопленных австро-венгерских музыкантов, выпускников Венской консерватории. 

Изначально все пленные жили в лагерях, но в городе возникла нехватка рабочей силы из-за того, что все мужчины воевали на фронте, поэтому австро-венгры мели улицы, строили здания, а некоторых даже брали на полицейскую службу. В общем, им можно было снимать жильё и устраиваться на работу в различные службы. Наши музыканты, кстати, жили в двухэтажном особняке на Михайловской улице (сегодняшний заочный юридический институт). Именно в честь этих австро-венгров висит табличка на Утёсе с таким содержанием: «Здесь, на этом месте, были расстреляны в сентябре 1918 года австро-венгерские музыканты».

Версий расстрела на сегодняшний день несколько. Первая – самая распространенная и в то же время самая абсурдная версия – якобы музыканты отказались исполнить «Боже, Царя храни!» на параде в честь взятия города казаками белогвардейского атамана Калмыкова, а вместо этого порадовали всех «Интернационалом». Казаки обиделись за это на австро-венгров и расстреляли.

Ещё одна версия основана на этническом конфликте. Дело в том, что вместе с калмыковцами в город вошли союзные части чешских легионеров, из которых особенно выделялся своей кровожадностью чех Вацлав Юлинек. Историки говорят, что в тот сентябрьский день он по приказу Калмыкова арестовал 17 военнопленных музыкантов, которых подозревали в хранении оружия и в связи с большевиками. Но у Юлинека были свои причины не любить австро-венгров, которые на самом деле были этническими богемскими немцами (при разделе территории в Первой Мировой войне между Австро-Венгрией и Чехословакией Богемия отошла к последней). Поэтому, погнав музыкантов через город к обрыву, Юлинек потребовал, чтобы они признали себя чехами. За отказ и были расстреляны. Вообще, Юлинек был достаточно агрессивной личностью, подозревался в других убийствах. Позже он вернулся в Европу, где его арестовало Гестапо. При расследовании его преступной деятельности Гестапо активно интересовалось случаем в хабаровской «Чашке чая».

Более прозаичную версию выдвинул хабаровский краевед Анатолий Жуков. По его словам, калмыковцы просто были очень пьяны и не потерпели вольных австро-венгров в городе, так как только что вернулись с Западного фронта, где воевали с их соотечественниками. «Поют свои песенки тут и гуляют наших женщин», – подумали пьяные казаки, устроили погром в «Чашке чая» и повели бедных музыкантов к обрыву, чтобы там их «зверски убить».

Более пяти лет после этого случая ничего из ряда вон выходящего со зданием не случалось. Но в апреле 1920 года дом Архипова принял на себя огонь японской артиллерии и сильно пострадал. Какое-то время здание стояло с многочисленными вмятинами на фасаде, а в 30-е годы началась его реконструкция, в ходе которой появился ещё один этаж, а модерн сменил модный тогда лаконичный стиль советского конструктивизма. 

История №8
Утёс: спасательный пост и австро-венгры

Автор фото: Zheka Tisch

В 1938 году в Хабаровске был объявлен конкурс на лучший проект памятника на утёсе. За основу проекта решили взять трагический случай расстрела на этом месте австро-венгерских музыкантов, но позже всё-таки решили отвести это место под строительство спасательной станции. Так, в 1943 году в парке появился прототип нашего знаменитого Утёса – одной из главных достопримечательностей Хабаровска, правда, первоначально он был деревянным. А память о невинно убиенных музыкантах увековечили мемориальной табличкой, которая наверняка знакома всем с детства. Через некоторое время здание переформировали под морской клуб, а позже – под морскую школу ДОСААФ.

Что касается самого обрыва, на котором сегодня стоит Утёс, то еще до появления русских первопроходцев на этом месте находились нанайские стойбища. Некоторые учёные ещё упоминают тунгусо-маньчжурские племена и связывают с ними одну легенду: на этой горе когда-то жила одна авторитетная шаманка, в честь которой гору назвали Старухиной. Но историки Гродековского музея говорят, что это всё – не более чем современные легенды.

Вообще, как рассказывал краевед Анатолий Жуков, парк на набережной образовывался в Хабаровске стихийно. Первой серьёзной постройкой была маленькая деревянная церковь Марии Магдалины, появившаяся при заселении Хабаровки. Позже церковь снесли за ненадобностью. Была построена новая кирпичная Иннокентьевская церковь, а позже появился и Успенский собор. На месте церкви в советские годы построили танцплощадку, которая потом неоднократно сгорала. Анатолий Жуков считает, что это «божье наказание за танцы на священном месте». Через какое-то время здесь построили студию кинохроники, которая также потом сгорела вместе с внушительным киноархивом.

Но всё это было позже, а пока шёл конец XIX века, и городские власти озаботились вопросом строительства первого городского парка, чтобы было где культурно отдохнуть и цивилизованно посидеть на природе в черте города. Вскоре в уже относительно облагороженном новыми деревьями и другими парковыми насаждениями саду появилось освещение, изгородь вдоль утёса и деревянная лестница, ведущая к набережной. 

Лет через десять возникла необходимость серьёзной реставрации: склоны были слишком крутыми, а всё благоустройство попортили вандалы. Ещё в парке была оркестровая площадка, которая вообще в один прекрасный момент сгорела дотла. В общем, в то время парк стал настоящей головной болью и сплошным разочарованием для города. Если при этом представить себе постоянные похоронные процессии, скорбно проходившие через северные ворота, с тогдашними мрачными, но в то же время вычурно-нарядными катафалками и траурным оркестром, то вообще можно подумать, что наш город был самым депрессивным в стране. Кстати, именно поэтому сегодняшняя Советская улица тогда называлась Кладбищенской. По ней дорога вела к старому кладбищу, на месте которого сегодня расположены общежития ДВГУПС (привет студентам «Железки»), краевая ГИБДД и автовокзал.

Проект реставрации предложили предприниматели Нагибин и Плакотников, которые включили в него новую беседку для музыкантов, торговые павильоны, тир и гимнастическую площадку. Также предполагалось разбить разные клумбы и посадить несколько новых деревьев. Масштабные работы начались через пять лет с землеустройства: нужно было в первую очередь сгладить склоны. Потом замостили набережную. В 1913 году в парке появилось ещё одно новое здание – яхт-клуб, который и по сей день стоит в северной стороне парка. 


История №9
Успенский собор: молодёжный клуб и коммунисты (не австро-венгры)

Автор фото: Сергей Колобов

Решение о строительстве первого в Хабаровске собора и обустройстве Соборной площади было принято в 1879 году. Инициатором строительства и главным меценатом выступил купец Андрей Плюснин. По решению городских властей, под эту площадь и сам собор был отведен земельный участок в районе сегодняшней Комсомольской площади. Однако успели только заложить фундамент: в 1880 году Плюснин умирает. Строительство откладывается. Фундамент быстро разобрали под строительство здания Офицерского собрания (ныне Художественный музей). Позже строительство Успенского собора возобновил младший брат купца – Василий Плюснин. И в 1886 году на площади появился красивый храм из красного и серого кирпича, а ещё через пять лет к нему пристроили придел в честь посещения города цесаревичем Николаем. 

Особенностью соборов до революции было то, что в них хоронили привилегированных личностей. В Хабаровске такой личностью был генерал-губернатор Корф, который умер прямо на балу: во время танца у него не выдержало сердце. Некоторые историки утверждают, что в 30-е годы при разборе храма прах Корфа выкинули чуть ли не на помойку. На самом деле через два-три года супруга Корфа вывезла его прах на родину в Либаву. В 1945 году американцы прошлись бомбёжкой по этой местности. Снаряды попали также и на кладбище, где был перезахоронен Корф, и там всё смешалось с землей.

В Хабаровске в 1930 году при разгаре движения безбожников в молодой стране Советов собор закрыли. Сначала общественность, воодушевлённая духом атеизма и коммунизма, вышагивающими семимильными шагами по стране, долго думала, что же делать с храмом и для каких целей его приспособить. Там предлагалось устроить молодёжный клуб, потом – детский клуб под кружки юных краснощёких безбожных пионеров. Одному, не очень-то умному, если честно, архитектору вообще пришла в голову мысль, что церковь портит внешний вид города и не имеет никакой исторической ценности. И вот, в июне 1930 года Успенский собор снесли. Кирпич разобранного храма пошёл на строительство арки стены школы №35 и пожарной охраны на улице Петра Комарова. Так что сегодня хабаровчане при желании могут потрогать эти кирпичики и таким образом прикоснуться к священному, но поруганному прошлому города.

Площадь также была переименована из Соборной сначала в Красную в 1923 году, а через три года получила своё нынешнее название – Комсомольская. 

Обсудить материал и оставить комментарии вы можете в наших сообществах в социальных сетях: ВконтактеFacebook или Instagram.

Поделиться с друзьями: